Советская утопия и его История....

Ни один историк спустя сто лет после Гражданской войны в России не может дать внятного вразумительного ответа на простой вопрос: что «такое» вдруг пропитало страну и народ, землю и воздух — что сразу после Революции на территории бывшей Российской империи возник филиал ада на земле.

«Филиал» был не только по масштабам боевых действий, а по немыслимой ожесточенности, с которой велась Война. Из сегодняшнего дня это кажется каким-то странным безумным прорывом демонических энергий, чего-то потустороннего, инфернального, овладевавшим телами, душами и мыслями людей.... Почему вчерашние студенты и крестьяне, мещане и рабочие вдруг стали с наслаждением и воодушевлением убивать друг друга, топя всю страну в крови.

Рисуя романовскую Россию страной Пусть какого-то) порядка и гармонии — ни один здравомыслящий человек не может логически объяснить последующую Гражданскую войну. Меняешь акценты Империи с вегетарианства - на хищников и садистов - ставишь Романовскую Россию в разряд феерического вранья и политической химеры — объяснение появляется.

такая ее История точно не устроит нынешних политиков и официальную Историю, потомков тогдашних элит, но другого объяснения - нет. Реперы понимания нашего прошлого — настроены фальшиво... Но это означает полный подрыв доверия и к сегодняшним опорам. открывает объемы вранья сегодняшних политиков и историков…
Collapse )

Нужен ли внешний враг и как разрушают социальные системы?

Логика официальной Истории именно в том, что государств есть внешние враги. Но - нужен ли внешний враг, на самом деле — или у распада стран другая логика, которую историки понять просто не в состоянии? Ведь для любой Власти «внешний враг» — это самый простой и естественный способ направить социальное возмущение от себя.

Это не Чубайс вас ограбил, а (условные) «пиндосы», не олигархи разворовали страну, а иностранные банкиры, не своя мафия высасывает из экномики все соки, а условный «бильден-бла-бла Клуб»… понятно, что мировая закулиса существует, но кто приносит больше вреда организму: клоп на теле — или медведь в соседнем лесу?

Теперь про Историю 19-го века. В конце 19-го века верхушка европейской правящей элиты решила узаконить претензии своих кланов — на сложившееся распределение богатств и (сложившееся) на тот момент социальное неравенство.

Как? Убрать средний класс, который что-то знает, понимает, и тоже на что-то претендовал из власти и имущества. Там всегда есть много лишних — культурная прослойка, старые, выродившиеся Дома, религиозная элита, которая в эпоху развенчания Б-гов — была бельмом, региональные элиты... Короче, само-очистка нужна для любой системы. Просто — иногда зачистка выходит из под контроля и происходит совсем не там, где нужно....
Collapse )

История — как форма эволюционного отбора.

Претензии Историков на Истину в последней инстанции, их простодушная Вера в свою непогрешимость и правдивость Истории — занимательная вещь. Но дальше не про историков, а про потребителей. Когда пытаешься понять, как на самом деле было дело в прошлом, то вначале веришь: историки были честны, но потом появились большевики — и в Истории стали врать...

Потом присматриваешься — и делаешь еще одну поправку: историки были всегда честны, но потом Романовы исказили Историю. Затем большевики воспользовались дурным примером — и в истории оказалось много вранья.

Спустя некоторое время оказываешься вынужден сделать окончательную поправку. История не может быть (и никогда не была) честным и объективным делом. Историки врали всегда. Это делали все монархи, все правители, все политики, когда к власти пришли Романовы — они тоже врали, врало временное правительство, врали большевики, либералы и демократы, профсоюзы и военные, наши — и чужие. И вранья в Истории всегда должно быть больше, чем правды.
Collapse )

Фальшивые династии, века и ориентиры.

Большая ложь всегда продается лучше, чем мелкое вранье. Продавцы знают, что они всегда продают не столько конкретный «товар», сколько «эмоции». На этом основаны маркетинг, коммерция. Всемирная История — это тоже «товар». Без оговорок, намеков, полутонов и придания ей многозначительности. Ну да... об этом говорить не принято. Но любой ее «покупатель» - приобретает как раз не информацию, а эмоции, чувство самозначимости, понты, «вес». И когда потребитель Истории оказывается поражен, заинтригован — он оказывается уязвим, и ему можно «скормить» любую ложь, халтуру, откровенный треш.

К чему это?

Есть не маленькая страна в Европе - Испания. Ее история за 200 лет написана по правилам мошенничества. Качественного литературного вымысла, который содержит много того, что маркетологи откровенно сравнивают с заказухой, черным пиаром и бульварным чтивом. Но понятно, дело не в испанцах. Просто они далеко и всем нам (извините) по барабану. Но за историей про Габсбургов 1504-1700 — можно сделать выводы по другим странам и народам.

В средневековье был важный фактор политики — династический брак. Старшие дети правителей формируют международные связи, младшие дети — внутренние, с национальной элитой. Такие связи необходимы, чтобы иметь политическую опору внутри страны. Чтобы рядом находились «твои» элиты. Которые воспринимали бы правителей, как часть себя. Если этого нет, правитель будет восприниматься оккупантом. Но для литературы эти связи не интересны. Их сложно и неинтересно описывать. Потому отсутствие таких внутренних связей — критерий наличия обмана.
Collapse )

Юмор.

В хату зашел новенький.
У окошка осклабился смотрящий и сплюнул вопросы:
- Откуда будешь, мил человек! Какая статья?
- Фрол Питерский. Статья 361, часть 3. Менспрединг. Расставил в метро ноги напротив женщины. Пять лет с конфискацией.
- Пять лет многовато! – цокнул смотрящий. – Не первый раз?
- Да, рецидивист. – с вызовом сказал Фрол. – Первый раз загремел на кичу за менсплейнинг. Работал стилистом и стал объяснять клиентке, что каре к ее типу лица не идет. Два года отмотал в Карелии. Откинулся, начал честную жизнь, ходил на курсы подавления токсичной маскулинности. Женился, чин чинарем, все как у всех. Жена работала начальником эклерного цеха, я дома занимался хозяйством. Потом она располнела на эклерах, я перестал ее хотеть. Меня осудили за отказ в сексе на основе неприятия бодипозитивной внешности. Три года в Воркуте. От звонка до звонка.Collapse )

Инструмент оккупации.

Ниже речь пойдет о православии. Не о современном, а о том, которое было во второй половине 19-го века. Которое было (тогда) одним из способов управления и оболванивания. Людей, который оскорбит этот текст, заранее прошу меня извинить. Здесь не про Душу, а про Законы. Прошу их далее - не читать.

«Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года.
В архиве Государственной библиотеки...
http://search.rsl.ru/ru/record/01002889696
http://search.rsl.ru/ru/record/01003543887

Фактически, полноценный уголовный кодекс страны во второй половине. Вступил в силу 1 мая 1846 года. Был заменен в 1903 году. Любая критика церкви или, не дай Б-г, отход от православной веры - сразу и жестко карались. Почему? Царь берег Веру — или Вера была одним из основных институтов самодержавия...

Защита церкви была формой защиты Власти... Но важный вопрос: какую Веру так оберегали? Известно, что Лев Толстой и Федор Достоевский только под конец жизни прочли книгу Экклезиаста. Текст Библии (на русском языке) не издавали до середины 19-го века. И только в 1876 году впервые вышла из печати полная русская Библия.

Еврейская Библия? Язык иврит - изобретение Перельмана Лейзер-Ицхока (1859—1922). Никаких Библий на иврите, разумеется, в помине не было. греческие и арабские тексты - продукт конца 19-го века...

По сути, таким образом идет не только защита, сколько насаждение новых догм, трактовок, официальных обрядов. С такой религией серьезно боролись после Октябрьской революции 1917-го... и довольно успешно воспитали новое поколение. Именно потому, что сомнительные ценности официальной догмы — были понятны большинству населения.
Collapse )

Сказки про готтентотов.

Англичане приписывают эту историю неграм, хотя в британской политике такое «сплошь и рядом» — приписать свои грехи кому-то еще.... И если заложить туда манипуляцию, то есть, сопроводить «установку» анекдотами и сальностями — то эта самая губительная установка зайдет в собеседника вместе с шуткой.

В 20-м веке появилось такое выражение «готтентотская мораль». Анекдот такой: миссионер спрашивает у негра-готтентота: «Что такое плохо?» Тот отвечает: «Плохо – когда сосед нападёт на меня, отнимет скот, жену…» – «А хорошо?» – «А хорошо, когда я у соседа отниму его скот и жену».

Обычный «двойной стандарт». Словосочетание «готтентотская мораль» в прошлом российские философы-эмигранты использовали по отношению к большевикам. Ведь ленинское «Наша нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата» - действительно, мало отличается от морали африканского туземца.
Collapse )

Сказки о революциях. Из «Антидота».

Сто лет прошло с последней Гражданской войны в России, но историки до сих пор заходятся в спорах о причинах февраля и октября 1917-го и последующей Гражданской войны. В чем причины:
— в многоступенчатых интригах различных элит, обманувших в итоге сами себя?
— в бунте крестьян-солдат, хотевших земли и желавших избежать фронта?
— в колоссальном грабеже социальных и имущественных прав Властью?
— в восстании столичных рабочих, опущенных иноземной Властью до скотского состояния?
— в мировой закулисе, оплатившей «оранжевую революцию» и последующую хунту?

Имеется масса свидетельств в пользу любой версии. И люди (возможно, не самого большого ума) продолжают спорить, выбирать, убеждать. Но уже в такой постановке вопроса («или-или») — содержится инфантильность, говорящая о неправильном понимании прошлого — как официальной наукой (так и наверно, системой гуманитарного образования).

Понятно, что советское образование — самое лучшее. Но искусственный развод: или-или — это и есть инфантилизм. Откуда берется уверенность в том, что даже современники той эпохи не смогли понять? Этот само-обман заложен в нас «туземными» установками, основанными на не самостоятельном и не критическом мышлении. На том, что есть одна правильная точка зрения, и все остальное — это неправильно.
Collapse )

Как понимать исторические факты и исторические свидетельства?

Традиционная история рассматривает исторические свидетельства — как некий объем информации, который анализируют на его соответствие другим аналогичным свидетельствам. Как правило, те свидетельства, которые выбиваются из принятой (историками) концепции — во внимание не принимаются. исключаются из цитирования, изымаются из музеев. Это понятно. История — это «рынок», где работают и зарабатывают. А любой участник «рынка» - осознанно или нет, но охраняет территорию своего «кормления».

Но есть важный субъективный фактор, на который историки обычно не смотрят. Историческое свидетельство — это еще и «продукт», товар, который кто-то «сделал» и «продал» - другому… И без разбора отношений «продавец факта»/ и его покупатель – история, которая дошла до нас, не будет правдивой.

Невнимание историков к субъективным факторам — объясняется тем, что историки претендуют на абсолютную истину и объективность. И по настоящему критический разбор - неминуемо приведет к анализу самих себя, к расшатыванию их «цеховых правил», признанию субъективности их работ и пересмотру фундаментов, на которых они живут.
Collapse )

Что было в СССР между двумя мировыми войнами — 2

Раньше я рассказал про необъяснимые в Истории СССР провалы событий, отсутствие государственных бюджетов за много лет, спортивных соревнований, провалы в борьбе с оппозицией…

Обратите внимание, что:
- хроники Первой мировой войны заканчиваются установлением (послевоенного) мира в 1918 году.
- хроники послевоенного времени заканчиваются политическим кризисом 1925 года.
- есть книги про экономику: какими мерами в 1930-е выходили из кризиса 1929-го года.
- историю Второй мировой войны начинают с предвоенного кризиса конца 1930-х.
Все эти исследования, как правило, написаны уже после Второй мировой войны. Во всех в них есть признаки цензуры.

Что является примером цензуры: например, методы, которыми весь мир выходил из экономического кризиса в 1930-е годы имеют много общего с социализмом и фашизмом... Но говорить об этих сходствах среди историков не принято. Хотя — обратите внимание, Франклин Рузвельт дал социальные гарантии, создал трудовые армии, обеспечил минимальный заработок, государственный заказ, приструнил банки и капитал. Если это не «социализм», то (честно говоря) в СССР никогда не было «социализма».
Collapse )