В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Антидот. Глава 12-В. Неизвестные русские культурные революции (1890 - 1930-х годов).

Мировая война, Революции, Гражданская война, эпидении, голод, нищета — привели к полной смене элиты (не только в России), изменению культурного поля, обрыву связей, реформе школы, документооборота, языка, письменности, календаря. Страну, население и «правящую хунту» - трясло и «колбасило» несколько лет... А то, как мы себе представляем эту эпоху сегодня — разработки и цензура из 1950-60-х годов.

Каждые 10 лет объем существующей информации удваивается. И художественный вымысел советской эпохи о своем прошлом — через поколение - стал восприниматься как безусловная Истина. Вымысел оброс подробностями, деталями, были сняты фильмы — и любые сомнения в адекватности наших представлений о том, что на самом деле происходило в нашей стране всего век назад — сегодня естественно воспринимаются, как горячечный бред.

Молодая после-революционная «советская» культура сразу оказалась «смешана» из очень странных ингредиентов… Из сегодняшнего дня довольно странно смотреть на ту эпоху. Во-первых, там почти не оказалось места «русскому». Обрыв связей с «русским культурным полем» - сегодня представляется, как этакая нигилистская блажь революционной молодежи.

Но все куда интересней.
До революции русская культура - была «фишкой» императорской семьи, частью «официоза», туземной политики немецкой династии, от которого выворачивало и просто тошнило интеллигенцию - и любого честного здравомыслящего человека.

Политика Александра Третьего внутри страны, «Православие, самодержавие, народность», точней то, как их понимала и проводила Власть — были элементом внедрения в сознание народа определенных туземных идей — в интересах иноземного правящего клана Романовых. Чисто немецкой семьи, которая только представлялась русской. Презрение к официозу (как это проводилось Властью) было гражданской позицией по отношению к Власти...

Пренебрежение и презрение «национального» часто проявляется в русской литературе. В эти годы из возвращенного на родину архива Владимира Печерина (1807-1885) появляются (принятые общественностью с восторгом) строки:
«Как сладостно - отчизну ненавидеть
И жадно ждать ее уничиженья!
И в разрушении отчизны видеть
Всемирного денницу возрожденья!...»


Альтернативные взгляды на «русское», национальное — преследовались и наказывались. С одной стороны, говорит История, Церковный раскол состоялся в 17-м веке. Но преследования старообрядцев — это реальная политика конца 19-го века. Сегодня Иоанн Кронштадский воспринимается святым. Однако этот человек подвергал Льва Толстого — анафеме, призывал Власть не признавать браки, заключенные вне своей церкви (и не разрешать наследование имущества, нажитого в «непризнанных» браках, то есть на законных основаниях проводить конфискацию имущества - в пользу церкви и государства). Главой Официальной церкви был Глава государства. И эта оккупационная политика Романовых — естественным образом отвергалась большинством населения.

Культурная жизнь Империи до 1917-го года была жестко регламентирована. Публичное несогласие с проводимой (Императорской семьей) Государственной политикой — означало бунт и обязательное наказание. Но тогдашняя «Культурная жизнь» была несколько шире, чем мы понимаем ее сегодня.

Под культурной жизнью понималась и отечественная История. Понимание своего прошлого — было частью государственного официоза.

Например, точные даты исторических событий, начиная аж с 9-го века, были четко и однозначно определены не кем иным, как самой Екатериной Второй. Спорить с Историей — это было спорить с монаршим мнением – возражать Власти, правосудию, . Оспаривать полезность варягов для русской Истории — было все равно, что сомневаться в правах на престол немецкой династии. Пантеон Величайших имен русской Истории — был сформирован немцами, в немецких интересах и с немецкими колониальными установками. А то, что вся эта «туземная лабуда» назвалась «русской историей» - так для туземцев это и делалось.

Несогласие с официальной версией Истории - означало спор с Императором и Высочайшими персонами. То есть, было сомнением, оспариванием, подрыванием, бунтом…

словом, альтернативным взглядам на прошлое - до революции никакой дороги не было.


Можно было только следовать «генеральной линии». То, что преподавалось в Университетах, было реализацией заданной программы – и только в жестко определенных границах. Нарушители границ дозволенного – получали обструкцию и наказания. Шаг вправо – шаг влево – и ты больше не профессор, не преподаватель, не известный писатель, а осужденный, лишенный прав каторжанин или (если «повезет») просто ссыльный… Правдивая история была государственным преступлением, и «чудаков», занимавшиеся поисками в истории, просто не могло быть. По крайней мере, на свободе.


С падением самодержавия, Общество, Культура, История — вырвались из «границ», установленных оккупантами. Критика самодержавия перестала быть делом отморозков и антисоциальных элементов.

Свежий ветер ударил в голову и опьянил…
Интеллигенцию и представителей культуры «прорвало».
Резкие, радикальные, новационные точки зрения – стали нормой. Признаться, какую-то ревизию «зарвавшаяся» и бездарная Власть действительно заслуживала.

Но пересмотр пошел не только по форме бывшего режима, но и по основам культуры общества и народа. Деятели культуры буквально соревновались, кто предложит более оскорбительную по отношению к ушедшей эпохе точку зрения.

Бульварные басни по поводу Царской семьи и Распутина —
стали официальной позицией новой Власти.
Более того:
В новых координатах варяги оказались просто бандитами,
Петр – узурпатором, садистом и сифилитиком,
Екатерина – вероломной блядью во главе военной хунты.
Строго говоря, это было заслуженно, аргументировано, общепризнано.

Это — цитаты из тогдашнего учебника Русской Истории виднейшего историка новой власти - Михаила Покровского. Его имя было присвоено старейшему университету страны – МГУ. Подобные радикальные точки зрения формировали общественное мнение.


Однако умер Ленин, от власти отодвинули Троцкого, примолкли троцкисты. Покровский нашел Вечный покой в Кремлевской стене.

И к концу 1930-х страна словно пресытилась ревизионизмом.
Как из ниоткуда возник интерес к народным корням. Из «запасников» появились фигуры Невского, Петра, Суворова, Екатерины, Пушкина, Ломоносова, порядком ошельмованные и забытые после Революции. Государственная кино-пропаганда приступила к формированию образов Исторических персонажей, как мы теперь их понимаем.

Эти исторические фигуры — сформировали Единую советскую нацию и (в целом, почти) единое государство. Этот «культурный разворот» СССР – к русской истории – был одним из самых примечательных событий в Истории страны. Опора на национальные корни – стала тем самым «бэк-граундом», опираясь на который народ выстоял в самой жестокой войне.

Словом, шараханья в своем культурном наследии из стороны — в сторону были обычной практикой начала 20-го века. Разве что именно подледний культурный разворот 1930-50х годов — оказался самым «живучим»...

Но!…

Тогда в конце 1930-х годов, когда обновленная интеллигенция отходила от «культурного сквозняка», и Власть заново собирала по крохам культурное поле (включая Историю) своей страны, туда попало много из дореволюционной науки.

Точнее, не науки, а из лубочной романовской пропаганды, другого вранья, насквозь пропитанного лживыми романовскими «установками», не тронутого объективной ревизией и цинизмом революционной эпохи.

То, что получилось – назвали «историей страны», историей народа.
Но — это не было историей народа.
Это было историей семьи, точнее - историей борьбы этой семьи за богатство и власть... Царские семейные хроники без критического разбора попали в совсем другой жанр. И не верные представления о своем наследстве – не только поддержали народ в годы войны, но и отравили весь народ, сбив его с толку.

Семейные исторические хроники гордятся победами семьи, а не победами народа. Война, грабежи и разврат – примеры доблести в семейной истории. В других координатах эти «достоинства» является примером непотребства, осуждаемого общественной моралью. Семейные склоки, похабные анекдоты, дрязги, сомнительные победы – не подвергались сомнения, и вошли через Историю в культурное поле нации и государства.

Чужие архетипы оказались в фундаменте нового дома.
Насильственное насаживание немецких принципов — стало восприниматься как нормальное. Светская бестолковость дворцовых интриг — стала восприниматься, как Сама История.


В дом надуло много разного...
На кривом фундаменте с тех пор потряхивает и стены и крышу.
Такой уж дом, такой «фундамент»…

И если его не подправлять – он развалится, подмяв под себя жильцов и соседей.
Примеры из прошлого убеждают, когда падает большой дом – достается на орехи даже мародерам и провокаторам…

И подобный взгляд на свою Историю получили не только русские, но и украинцы, кавказцы и азиаты.


Получилось так, что главные герои любого народа, все те, кто строили, охраняли мир и покой, шли на восток, осваивали Север, плавали по морям – следов в официальной Истории — не оставили совсем...
Такую «легенду» создали под себя оккупанты, которых интересовало имущество, и совсем не занимало реальное общество с его институтами самоуправления.

Ядовитая История - создает других "оккупантов".

Нежелательные имена и конкуренты – Романовым были не нужны. Да и обыватель поддался на романовские «басни с клубничкой». Всю славу и доблесть Романовы – медленно, но верно переписывали под себя. А для чего еще существовала официальная история?

Из Истории исчезли настоящие дела Строгановых, Демидовых, Меньшиковых. Шуваловых, Лопухиных, Шуйских... а остались в основном интриги и сплетни: кто - кого (извините) трахнул, чьи ноги видели из под одеяла, чьи рога из под шляпы торчат... кто громче рыгнул или пукнул... Когда это называют «наукой» - это чистый маркетинг.

Чтобы выгодней продать чушь и басни, их следует называть пафосно и многозначительно.


Реальную культуру и историю народа не сможет смести никакая революция.

Но когда власть построена на «химерах» и вымыслах, которые не разделяет и над которыми открыто насмехается общество – значит, государство станет таким же слабым и нелепым, как объединяющая его идеология.

Россия распалась, когда над тогдашней Властью не смеялся только тупой и ленивый.
СССР распался, когда над советским официозом не потешался только тупой и ленивый.

Таким же будет отношение наших современников — к будущему распаду сегодняшнего государства – к той «обертке», в которую пытались заново пере-паковать народ и государство.

И таким же станет итог внедрения в сознание старых басен в новой упаковке, если эти басни не поменять.


Если в основу поведения – заложена «химера», то появляются проблемы в простых жизненных реакциях. Например, задвоились события – и человек начинает верить в предопределенность и цикличность – больше, чем нужно. Человек чаще видит бессмысленность, «рок», снижает мотивацию. А на деле, грешит: считает работой Б-га – заблуждения и ошибки других людей и себя самого.

Давая положительные оценки героям кровавой эпохи – мы бессознательно принимаем, как нормальное и достойное подражания – их криминальные мотивы, лживые оценки, насилие и обман. Не даем достойной оценки - тем, кто идет кровавыми дорогами. И не отмечаем тех, чей руд заслуживал бы памяти и Высоких оценок... Фальшивая история создает фальшивых лидеров, отравленная История - излучает яд...

Не сулчайно у сегодняшних грабителей кумирами являются герои самых жестоких и кровавых периодов: Петр «Великий», Иван «Грозный», Екатерина «Великая», «освободители», «миротворцы», а страдания 99% населения оправдываются натянутыми «изысканиями» Исторков «с ограниченной социальной ответственностью».


Что же взамен?

С победой революции стало запрещено изучать законы императорской армии. А там были и традиции и институты выборной демократии. И многое было не так, как мы себе это представляем. Потому что в условиях, когда избирательное право — только среди мужчин — институты самоуправления и «обратной связи» естественно существуют внутри армейских институтов.

Но все что было связано с Белым движением – оказалось под запретом. А царь правил страной – только потому что он возглавлял армию. Русский Император - был не светским, а армейским титулом.

Территории – присоединялись в Империи, когда объединялись их армии.
Еще в 1930-е именно армейские лидеры представляла страну, пусть и другую, СССР – за границей.

Система, где каждый имеет на руках оружие – должна опираться не только на дисциплину, но и на здравый смысл и на справедливость. Именно при армейских институтах — существовала Церковь, которая устанавливала правила и обладала авторитетом для справедливого суда.

Именно «Священный Синод» - был названием правительства Российской Империи. Но не попы в рясах управляли страной. Это был светский Институт, который полностью изменился, чтобы как-то выжить в страшные годы после Революции. Церковь сменила одежды и ритуалы — на скоморошьи, и отказалась от власти и полномочий — чтобы стать Институтом Другого рода. Насколько церкви это удалось — вопрос другой.

Устранение Армии и Церкви из Истории страны и политической жизни – оборвало представления о законах и ограничениях того времени. Церковь переписала свою историю. А армейская тема оказалась под жесткой цензурой.


И был второй момент, который следует осветить подробно.

Пушкин, Лермонтов, Белинский, Тургенев – не называли себя «Христианами», «Православными»… Хотя в начале 20-го века появились подражания, которые даже попали в Собрания сочинений...
Лев Толстой только в зрелом возрасте познал Евангелие. Христианство – это довольно поздний продукт 19-го века. Который так же появился на территории страны — через немецкую династию и немецких просветителей.

А сами «русские классики» - считали себя скорей наследниками Рима, чем православной Руси., о которой имели весьма смутные представления. Римские культурные элементы — отличают культурную жизнь двора русского Императора. Римские монеты в большом числе находят на территории всего бывшего СССР... Римская История обязательно преподавалась в гимназиях и университетах. Но это не про сегодняшний Рим и Италию. Это про единую степную империю — и ее армию -, которых мы сегодня называем «казаками», турки — янычарами, венгры - гусарами, немцы — пруссами, а поляки и литовцы — натужно и претенциозно - приписывают полностью и только себе.



Историкам культуры – совсем неудобно признавать, что то, что мы считаем основами русской национальной культуры — это лубочные представления конца 19-го века. Фантазии тогдашних художников. Фальшивки разного уровня достоверности.

Откуда могла взяться в патриархальной стране такая одежда, как железная кольчуга? Если топоры и гвозди в дефиците, а пилы и лопаты (заступа) - еще просто нет?

Русские национальные матрешки делались на токарном станке. То есть, не раньше 18-го века...
Балалайка – делалась из фабричной фанеры, тогда же. Национальные одежды и традиционные платья – не мыслимы без прядильного и ткацкого станка. Они стоили неимоверно дорого.

Жизнь в стране с климатом, в котором зимой температура по несколько месяцев опускается ниже 20 градусов – не возможна без относительно дешевых и доступных населению железной пилы и топора.
И все это вместе – наследие промышленной и технологической революции 19-го века. Немецких фабричных технологий, которые пришли с настоящими «варягами». А «национальное» - это навязанные оккупантами стереотипы, которые заняли в сознании народа – чужое место.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments