В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Антидот. Глава 13-В. Настоящие корни русских революций. Где граница между русским и прусским?

Историки обычно говорят про вторую половину 19 века — после Крымской войны — как о времени мира, технического прогресса и цивилизованности — и стараются не замечать десятки войн, из которых состоит то время в любой стране.

Некоторые из тех войн более-менее известны в России. Это войны на периферии Империи: Кавказская война, Среднеазиатские походы (1864-65 с Кокандом, 1868 с Бухарой, Хивинский поход 1873-74, гражданская война в Коканде 1877-78), Русско-турецкая война, Китайский поход...

Все известные войны России — проходят за ее пределами. Из-за этого внутриполитическая ситуация в России выглядит стабильной. Но был ли мир внутри страны? Известно, что были волнения из-за несправедливой крестьянской реформы, были волнения при насильственном внедрении оседлости — среди степных кочевников (а это значительная часть Империи, которая в истории Оренбурга прямо называется "войной" с кочевниками). Был неоднократный голод, нищета населения и разница в доходах — как у туземцев....

Многие войны могут быть неизвестны — из-за царской цензуры. Есть, к примеру, цифры о поголовной мобилизации ВСЕГО мужского населения в 1864-1867 годы на уральских заводах от Воткинска — до Качканара... Зачем проводить мобилизацию 95% мужского населения — если, вроде бы, железных дорог для переброски войск еще не построили, и известной войны в радиусе полутора тысяч километров - нет? (Многочисленные материалы по истории городов Урала). Но таких вопросов для историков на уровне страны — не существует.


Одновременно было много внешних войн. Анализ Историй разных стран показывает, что в период с 1856 по 1879 год - в мире было от 60 до 80 войн. В Европе это немецкие и австрийские войны, в которых принимали активное участие члены русской Императорской фамилии и тысячи русских солдат. Это войны обычно проходило за 2-3 года: Франко-прусская, Немецко-датская, австрийская, чешская, итальянская... Войны шли и за пределами Европы: за объединение Америки, за объединение Италии, за Мексику, Бразилию, в Африке, в Китае... Почти везде русские воюют плечом к плечу: с немецкими армиями в Европе и в составе англо-французских войск в Египте...

В самом конце 19-го века войны тоже идут по всему миру:
испано-американская война (на Кубе и на Филиппинах),
англо-бурская в Южной Африке,
опустошительные гражданские войны в Китае и Бразилии,
колониальные войны в Гане, Судане, Восточной Африке.
Русские там тоже присутствуют...

Через пять лет войны идут в Мексике, на Дальнем востоке, в Африке (от Марокко — до везде)... Непосредственно за год до начала Первой мировой в Европе проходят две войны, которые перекраивают карту Балкан. Причем перекраивают ее двумя мирными договорами — абсолютно так же, как за 34 года до того ее перекроила русско-турецкая война.

В России — два года революции, вся страна бурлит, в деревне голод, в городах кризис. В стране - цензура и жесточайшие репрессии, организаторы которых сегодня представлены историками едва ли не героями и спасителями Отечества (Столыпин П.А.). Но для историков войны - тоже, как бы, нет...

Историки словно не замечают реального положения дел. И если и пишут — то про шок от выстрелов в Сараево. Однако по факту (а не по вранью) было столько войн, что удивляться следовало тишине и миру...

Настоящая история показывает, что мирное время — это редкое, случайное и неестественное состояние общества.


Как могло оказаться подобное искажение мировых тенденций? Если знать, из чего состоит реальная политика и откуда берутся труды историков - вариант один: была борьба за ресурсы и доминирование по всей планете, следы которой постарались если не стереть совсем, то по крайней мере, придать этой борьбе «не важный» смысл.

Между тем, мир вошел в Первую мировую войну — словно против одного противника, которого во Франции и Англии называли «Германская Империя», на востоке — Российской Империей, в центре Европы — противника называли австрийцами, а на Юге — Османами. Лидеры этих Империй близкие родственники, они связаны современными железными дорогами, капиталы этих империй — тесно переплетены.

Да и вышел мир из Первой мировой войны — тоже с общими едиными правилами финансового и банковского бизнеса — в интересах настоящих победителей — национальных олигархов, находящихся на общих либеральных позициях.

При этом, остатки прежней власти в Германии называют «пруссами», в Австрии — венграми, в России — казаками, царской армией, турками-янычарами — на юге...


Так или иначе, реальная картина 19-го века требует иначе присмотреться к его событиям.

Реальность середины 19 века — такова, что тогда был один бесспорный мировой лидер — чаще всего называемый Германия. Все остальные страны — либо ею побеждены (Австрия, Дания, Франция, Чехия), либо присоединены (Бавария, Баден, Гессен), либо являются ее протекторатами (Британия, Нидерланды, Россия). У страны есть абсолютный монарх и военный лидер — и есть монархи званием помельче — рядом с лидером.

При этом, странное дело, большая часть территории Германии одновременно называется «Пруссия», большая часть населения является пруссаками, при этом «прусским языком» называется странный диалект балтийских языков, который не оставил практически ничего ни в литературе, ни в науке. Роль Пруссии пытаются закрепить за территорией Померании между Данцигом и Кенигсбергом, где не было ни населения, ни ресурсов для мировой гегемонии.


При этом в центре России существует мощный агро-промышленный немецкий центр — Республика немцев Поволжья, которая граничит с другими промышленными центрами — Царицыным, Саратовым, Самарой, Астраханью, Оренбургом (немецкое название которого стараются не замечать). Немцы специалисты работают едва ли не на всех заводах, держат железные дороги, почты, телеграф, армейскую и государственную бюрократию.


В Германии параллельные немецкие и прусские институты существовали больше века. Во главе их были реальные лидеры Германии: от кайзера до Геринга. Упоминания о «прусской» государственности окончательно исчезло только в 1945 году. И что означает это странный государственный параллелизм в политической жизни — историки молчат.

Считается, что Прусское королевство было создано в 1701 году. Практически одновременно с основанием Санкт Петербурга и переносом туда столицы Российской империи.

Однако про родственность понятий «русский» и «прусский» историки никогда не писали.
Не замечали?
Было слишком очевидно — чтобы написать?
Или было нельзя?
Сложно пройти мимо того, что писали в 19-м веке про «русский дух» и «прусский дух», которые означали примерно одно и то же.

В отношениях двух стран есть странная перверсия: русско-прусский конфликт в Семилетнюю войну — 1756-1763 (проходит через территорию Польши, но сама Польша в этом конфликте, как будто, совсем не участвует). Русские войска берут столицу — Берлин — и на российском троне появляется прусский король — Петр III и его немецкая жена — Екатерина.

Странное разрешение конфликта.
Если это русская победа, то это странная победа.
Больше похоже, что цензура переписала историю и исказила реальные факты - с точностью до наоборот.

В истории России за полвека есть похожий эпизод. Когда не Петр Третий, а Петр Первый, появляется (из Голландии через Германию, с вооруженным отрядом) в русской столице. Организует переворот, смещает (не двоюродную сестру Елизавету, а сводную) Софью... Правда законная жена — немка Екатерина у первого появился намного поздней, чем у третьего, но и там и там именно она (не имея никаких прав на престол) оказывается регентом — преемником Императора...

Эти две истории — настолько похоже друг на друга в деталях, что кажутся разными пересказами третьей истории — с завоеванием страны и узурпацией власти.

Еще более необычным явлением русской культуры являются ее исторические деятели — немцы. К примеру, в начале 20-го века в истории Российской империи появляются упоминания о генералиссимусе Суворове. При этом, «Римском императоре». Его портрет — копия прусского Фридриха, а лаконичные афоризмы про дисциплину и солдата — похожи на переводы с немецкого. Схожесть понятий русский дух (солдат) в русской истории - и прусский дух в немецкой истории - сложно не заметить...


Странные (не освещенные Историей) отношения встречаются практически в любой стране вплоть до середины 19-го века. Словно еще нет наций, национальных языков и конфликтов, словно мир живет по совершенно другим правилам. Преемственность и традиции которых оборвались — где-то в 19-м веке.

Эти правила нам сегодня непонятны и совершенно чужды...
И дело не только в том, что русскими управляют немцы,
чтобы те учили латынь и говорили по французски...


Странным образом, из истории России — выпали настоящие правила, по которым Российской империей управляли из степи. Ведь именно оттуда следовали быть мощным конным армиям, казакам, «удали молодецкой», составлявших основу русской армии до 20-го века.

Из истории Германии — тоже выпали подобные страницы.
И из истории Австро-Венгрии...

Остались — куцые (и часто нелепые) правила, по которым правят Романовы и финансовая олигархия при них. Это как раз та история — где заметны следы подлогов и заказчиков.


Весь 19-й век русской армией руководят с юга главнокомандующие русской армией и «дяди» российских императоров: Михаил Николаевич, Николай Николаевич старший, Николай Николаевич младший. Но следы этой «степной» части русской истории полностью стерты в результате гражданской войны и полной зачистки этого региона.

И если об этих правителях и вспоминают, то в насмешливо анекдотичном тоне.

Оборванная преемственность — это оторванные корни, потерянные знания, не понятые причины современных конфликтов, тайны нашего сознания и подсознания. О чем следовало бы знать, если тебя интересует будущее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments