В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Антидот. Глава 27-В. Развороты Истории — как элемент эволюционного отбора.

Простодушная вера в правдивость Истории и неподкупность историков — занимательная вещь.

Когда пытаешься понять, как на самом деле было дело в прошлом — вначале думаешь: историки были честны, но потом появились большевики — и в Истории стали врать...

Потом присматриваешься — и делаешь еще одну поправку: историки были всегда честны, но потом Романовы исказили Историю. Затем большевики воспользовались дурным примером — и в истории оказалось много вранья.

Спустя некоторое время оказываешься вынужден сделать окончательную поправку. История никогда не была честным и объективным делом. Историки врали всегда. Это делали все монархи, все правители, все политики, когда к власти пришли Романовы — они тоже врали, врало временное правительство, врали большевики, либералы и демократы, профсоюзы и военные, наши — и чужие. И вранья в истории намного больше, чем правды. Потом у что правда была никому не нужна, и потому что за правду - не платили.

Историю — никогда не писали, а описывали сплетни, сопли и жвачку...
И то, что историки придают смысл и значение - все этим соплям-со-жвачкой —
тем хуже - тем, кто простодушен. Возможно, что один из этапов эволюционного отбора состоит в том, чтобы не верить Историкам.

Если поверил — ну и дурак!
Лезь на дерево, обезьяна...
Твои предки зря взяли в руку палку...


Мода на «русскость» появилась при Александре Третьем, как «туземная политика» немецкой династии и немецкой аристократии — по отношению к населению покоренной территории. Тогда же были введены «три кита» этой «туземной политики»: самодержавие, православие, народность. Тогда же благодаря пропагандистской машине «обер-прокурора Святейшего синода» (председателя правительства) Константина Победоносцева - появились труды историков о «России».

До того — была империя, называвшая себя «римской», где власть говорила на языке близком к современному французскому, элиту сегодня бы назвали «датчанами» или «немцами», науки преподавали на латыни, церковь называла себя «католической», а ее (первоначальные) обряды представляли собой что-то среднее между правоверием, православием и буддизмом.

«Россия» в этой системе ценностей — еще в начале 19-го века была степью и глухими лесами к северу от нее. Это была часть Империи и ее колония. Обидно? Зря! Потому что и другие современные государства — были в похожем статусе «недо-наций», «недо-государств».
А если они думают о себе иначе — ошибаются,
а если говорят о себе иначе — врут.


Виднейшими отцами-основателями Российской Истории считают профессоров Сергея Михайловича Соловьева (1820-1879) и Василия Осиповича Ключевского (1841-1911). Национальный подход к истории был еще в «зачаточном» состоянии, но за ним оказалась поддержка значительной части элиты и общества, которые не хотели быть ни немцами — ни азиатами.

Одновременно с этим француз Жюль Мишле в книге «Народ» ввел в оборот мысли «как хорошо быть французом», франция — это свобода. Опубликована книга Томаса де Квинси «Исповедь англичанина употреблявшего опиум», где автор — аристократ в наркотической горячке осознает свое родство с простым народом Лондона — и его буквально (пардон) «прет» от мысли, как ему приятно чувствовать себя англичанином...


В основу Русской Истории были положены труды Николая Михайловича Карамзина, царедворца и писателя, от любых наук крайне далекого. Дворянин, масон, путешественник, эстет, переводчик... в биографии которого ничего не говорится про образование. Но «Джентльменам верят на слово», и «История» Карамзина (опубликованная где-то в 1820-е годы) — стала канонической.

Карамзин единственный в стране получил звание «Императорского историографа», и никакие сомнения в его наследии не допускались. Все даты были утверждены (Высочайше), и после этого суть «Истории», как науки заключалась в литературном творчестве в заданном диапазоне. Именно в этом ключе трудились все российские историки.

Формально русская история опиралась на документы, но критический анализ этих документов никогда не проводился. Академики работали на государство, числились «тайными советниками», занимались религией, вопросами права, внешней политикой, этнографией, литературой, состояли при различных «императорских обществах», словом, были частью гос.аппарата и гос.политики.

Так из далеко не беспорной и точно не правдивой Истории Единой империи — была «отпочкована» русская история. У нее было две задачи.

1) Доказать, что именно Россия была центром мира, и все важные события происходили именно там.
2) доказать, что центром России были предки тогдашних правителей - в начале 20-го века - Романовых.

Только в математике «Минус-на-минус» дают «плюс».
В гуманитарных науках ложь, наложенная на ложь — никогда не даст «правду»,
а даст только еще большую чепуху и придурь.
Так и многоступенчатое вранье в Истории...


Местами получилось забавно... в европейской политике и науке на Россию еще много лет смотрели - как на колонию, как на часть «общей территории», сушу без организованного населения и без признаков государственности... сверху — вниз.

Но в глубинах местного туземного общества — в прямом смысле, на балалайках и матрешках — возникло мощное национальное движение, которое стало действительно нацией и государством.

Во-первых, потому что у народа поздней оказались победы — в том числе, над теми, кто смотрел на этот народ свысока, а во вторых, потому что принципы государственности и образования наций — у других стран — были основаны на похожих «фольклорных» и лубочных принципах.

Матрешки и балалайки — да... При том, матрешки — это (извините) уже токарный станок, а балалайка — это фабричная фанера... Но разве фольклор других народов основан на чем-то другом?

Античная скульптура Италии? - возразил мне друг. Но так думаешь, пока не присмотришься... А если присмотреться — вот, к примеру, что пишет Герберт Уэллс о послереволюционной Москве:

«««Все, что признано произведением искусства, экспертная комиссия для большей сохранности отбирает и заносит в каталог. Дворец, в котором помещалось британское посольство, похож сейчас на битком набитую антикварную лавку на Бромптон-роуд. Мы обошли одну за другой все комнаты, загроможденные великолепной рухлядью, оставшейся от старой России. Там есть большие залы, заставленные скульптурой;
в жизни я не видел столько беломраморных венер и сильфид в одном месте, даже а музее Неаполя. Картины всех жанров сложены штабелями, коридоры до самого потолка забиты инкрустированными шкафчиками. Одна комната заполнена ящиками со старыми кружевами, в другой — горы роскошной мебели. Вся эта масса вещей пронумерована и внесена в каталог. И на этом дело кончается. Я так и не узнал, имеет ли хоть кто-нибудь ясное представление о том, что делать с этим изящным, восхитительным хламом.
Эти вещи никак не подходят новому миру, если только на самом деле русские коммунисты строят новый мир. Они никогда не предполагали, что им придется иметь дело с такими вещами. Точно так же они не задумывались всерьез над тем, что делать с магазинами и рынками, когда они упразднили торговлю. Не задумывались они и над проблемой превращения города дворцов и особняков в коммунистический улей.»»»

«Россия во мгле» (1920).

Это наше наследие — не в меньшей степени, чем итальянское... И похожим образом — по многим пунктам....

Возможно, более позднее историческое творчество в России — как раз более ценно — тем, что учло ошибки предшественников. В итоге национальные эпические герои, полководцы и правители... — как национальные кумиры и идеалы - оказались лучше их предшественников на других территориях.

Может возникнуть вопрос: стоит ли копаться в том, что составляет твое наследие, твою гордость? Но что лучше - знать о реальных основаниях своей культуры — и стараться трезво анализировать свои успехи и неудачи. Или (по прежнему) брести в будущее вслепую: авось опять вывезет...


Ну да, романовская История — была враньем. Но и до- романовская история — была построена на химерах и лжи. Иначе — как оценить всем известный факт из русской истории, который все историки знают, но на который никто внимания не обращает? Потому что 1) за это не платят, 2) думать в Истории не принято, 3) история - вообще не наука, а «дисциплина», где шаг вправо-шаг влево от официальных догм — был вольнодумством, изменой и подстрекательством.


В Российской Истории есть парадокс, парадокс крайне интересный. Куда интересней многих сплетен, регулярно обсуждаемых историками.
В чем дело: более ста лет все-все-все (!!) русские цари почему-то рано «сиротели», садились на трон тинейджерами. Но при том, что все они рано теряли отца, заводить собственных наследников они как-то «не торопились».

Михаил (1596-1613-1645), стал царем в 17 лет, правил 32 года. Стал отцом наследника – Алексея на 17-м году царствования, когда Михаилу было 34 года, умер Михаил в 49 лет.

Алексей (1629-1645-1676), стал в царем в 16 лет, правил 31 год. Стал отцом наследника – Федора на 16-м году правления, в 32 года, Ивана – в 37, Петра – в 43, умер в 47 лет.

Федор (1661-1676-1682), на троне в 15 лет. Прожил 21 год. Наследника оставить не успел.

Иван (1666 - 1682 - 1696), оказывается на престоле в 16 лет. Прожил 30 лет. Оставил дочь, будущую императрицу Анну. (1693 – 1730 – 1740). Сына не оставил.

За юных братьев правит их сестра-Софья (1657-родилась, 1682-на царстве, 1689-сброшена с трона, 1704-смерть). Хотя бы ей удалось войти па престол в 25 лет. ПО нашим временам — вполне юной, по тем временам — почти старушкой.

Петр (1672 - 1682/89 - 1725), на престоле в 17 лет. Наследник родился, когда Петру было 18 лет… но «не прижился» и был казнен в 28 лет, преемником стал Петр Петрович, который родился, когда отцу было 43 года. Хотя, датами его жизни иногда называют 1704-1707, иногда 1715-1719, иногда 1719-1723...

И через два года после Петра Первого на престол взошел его внук - Петр II Алексеевич, которому было 11 лет (умер в 14).

Вот такой странный парадокс оставила нам История «от-Романовых», не давая никаких объяснений. Больше века русской истории на трон садились только какие-то «малолетки»…

В сознательном возрасте к трону не приближались.
А если оказывались рядом с троном, то печальный пример Алексея Петровича (1690-1718) убеждает, что это было именно исключение… Получается, что преемственности власти практически не было. Важнейшая деталь. И при том – никаких обсуждений. И в эту «формулу царствующих тинейджеров» еще можно вписать Иоанна Антоновича 91740-1764) да и (с оговорками) Александра Павловича (1777-1801-1825// родился — коронован - умер).


Историки странным образом не заметили эту особенность Русской Истории...
По сути, важнейший ее закон...

Они написали море книг о полной ерунде: сплетни, сопли, жвачку: светские подробности, пикантные анекдоты, кто был как одет, когда пировал, сколько съел, кому — и с кем наставлял рога...

Если учесть, что историки умудрились проигнорировать важнейшие обстоятельства политики и почти всю экономику, то сомнения в существующей версии Истории — более, чем оправданы. Важнейшие политические и экономические обстоятельства русской Истории позднее восстанавливали «с нуля» по косвенным свидетельствам при полном отсутствии прямых данных…


А если серьезно — о парадоксе тинейджеров...
Похожий эпизод есть в Турецкой истории. Султан Сулейман Великолепный — был современником русского царя Ивана Грозного, тоже правил половиной мира, но их дороги — не пересекались.
Сулейман тоже был женат первым браком на Кабардинке («великой» — арабск.). От нее - у обоих — был старший сын наследник, которого оба повелителя сами (!!) убивают.
Другая любимая жена у обоих — Анастасия. У турка — Лисовская, у русского — Милославская. От нее три сына и дочь. Первый умирает, второй — алкоголик наследует трон, третий поднимает мятеж, бежит и спустя много лет возвращается (Лже-Дмитрий и Лже-Баязед). В турецкой истории — из Персии, в русской истории — из Пруссии...
Оба правителя затеяли реформы, организовали религиозный раскол, начали гражданскую войну, резню элит...

К чему этот рассказ? К тому, что эти две Истории — турецкая и русская — являются разными переводами Единой Общей Степной истории. И ответы на вопросы в одной истории — можно найти в другой.

В Истории Сулеймана - отец ставил руководить провинциями империи - молодых сыновей. По очереди, каждого. Потому на троне периодически появлялись «тинейджеры»... А поздней история вокруг каждого «тинейджера» обросла собственными подробностями. Потому следы личности Сулеймана в русской Истории узнаются еще и в биографиях Алексея Тишайшего и даже Петра Великого (объективности ради - биография "петра Первого" "сшита" из трех прототипов, о чем подробней - пойдет речь дальше).


История — имеет удивительное свойство «дополняться».
Современные ученые говорят, что объем информации в современном мире увеличивается на порядок каждые 10 лет. Что-то похожее имело место и в Русской Истории.

Василий Осипович Ключеский однажды пошутил по поводу отсутствия в архивах документов про Московского царя Алексея Михайловича. По этой причине профессор дал ему насмешливый титул — «Тишайший». А через поколение документы с этим званием появились - в архивах за 17-й век.

Так шутки и анекдоты из профессорской среды — становятся историческими документами.

Но если Вы полагаете, что с историей других стран дело обстояло лучше — вы ошибетесь. Все восточно-европейские языки (польский, чешский, сербский, румынский,...) а так же северные языки (шведский и датской) - появились во второй половине 19-го века. До того на этих территориях официальным языком была латынь, языком международного общения использовалась вульгарная латынь, ставшая основной для французского и итальянского языков. Правители вели себя, как римляне, писали, как римляне. И то, что Теодор Моммзен в конце 19-го века нашел на этих территориях от 100 до 130 тысяч документов, определенных им как «римские» - убедительно доказывает этот факт...

Когда «Новая эра», «Наша эра» и «Новейшая эра» - имели одинаковое написание «н.э.» на разных языках, плюс к тому, за «древность платят больше, и «древность» позволяет не заморачиваться из-за цензуры — другого варианта и не могло быть...


В начале этой главы было предположение, что один из этапов эволюционного отбора состоит в том, чтобы не верить истории и Историкам.

Потому что историю писали — политики.
История была «дисциплиной»,
думать там — было "не положено".
А то, что историки придают своему балагану —
многозначительность и пафос — это обычный ПиАр и маркетинг.
Мало ли что мошенники кричат о себе на ярмарках?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments