September 23rd, 2016

Исторический аудит: присоединение Средней Азии к России - 4

Часть 3 здесь: http://radmirkilmatov.livejournal.com/57941.html

Интриги и бюрократия: зачем взяли и куда деть Ташкент? 

Успешность военных походов дошла до Петербурга. Дипломаты с трудом меняли оценки. Самые отчаянные «хотелки», которые обуславливались множеством условий – неожиданно оказались реальностью. В Петербурге поняли целесообразность контроля над Сырдарьей, торговыми путями и ключевыми оазисами, выход к Ферганской долине и Междуречью.

Первыми вспохватились военные. Чимкент возвращать больше не собирались, это уже стало российское, а значит, святое. Ташкент тоже. Это было еще «не совсем» российское, но уже немного. Царское правительство поручило вести переговоры Оренбургу. А военные считали, что возвращать завоеванное было некому.

Тем временем, всего за год Черняев получил новый чин и три ордена. Дождь щедро шел и вокруг него: посланный с донесением о взятии Чимкента поручик Туманов был представлен начальнику Главного штаба, военному министру, Императору, всей петербургской знати, получил чин и два ордена. Молодец... Но подполковник Лерхе остался, и «умник Черняева» не прогадал: поехал с той же «Программой», но уже про взятие Ташкента. Получил те же связи — и на орден больше. 

На время походов офицеры и солдаты регулярной армии получали повышенное жалование, при взятии крепостей выдавались премии. Войско стало получать плату за сопровождение караванов, Черняев и до того был популярен, но теперь, учитывая незначительность потерь, стал вызывать в военной среде этакий ажиотаж. 
Зависть – естественная черта. В военном министерстве вслух демонстративно завидовали Черняеву, но помогать особо не старались. Ему постоянно поминали возможные проигрыши, а также любые риски и колебания цен. 
Collapse )