November 15th, 2016

Антидот. Глава 9. Исторический подлог. Литературные свидетельства.

Здесь начало - http://radmirkilmatov.livejournal.com/67347.html
продолжение - http://radmirkilmatov.livejournal.com/67836.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/67876.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/68707.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/68933.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/69126.html


Неужели современники того страшного времени не замечали странного парадокса в своем настоящем? Как подлог в Истории мог пройти мимо них?

Но современники никогда не пишут Историю своего времени. Ее пишут Академики. А они не любят извиняться за ошибки — да и никто не любит. Потому Историю любого времени составляют тогда, когда современники событий, в основном, уже повымирают.

Во многих произведениях той эпохи остались упоминания того, как кроили календарь после революции. Неделя была десятидневной и шестидневной... менялось число месяцев в году... все успокоилось только незадолго перед войной. "В 1929-м в СССР году празднование Нового года было вообще запрещено... и было вновь возобновлено не ранее в 1935-го года," - говорят литературоведы.

Если искать следы «Игры с правдой и временем», то этих следов можно найти удивительно много. Особенно в произведениях, прошедших мимо цензуры.

Борис Пастернак. «Доктор Живаго».

Когда в 1989-м году когда роман был опубликован, критики и читатели обсасывали особенно актуальные на тот момент анти-сталинские элементы. И в обличительной истерии читатели упустили пронзительные строки о той эпохе. Читатели того времени ждали разоблачений... Но Пастернак (говоря прямо) был скорей сталинистом, чем борцом с режимом. И ждать обличений от него не следовало совсем.

Факт грандиозного скандала при появлении романа при Хрущеве за рубежом — заставляет внимательно присмотреться к содержанию и самому способу публикации — в обход цензуры. Роман был запрещен, прежде всего потому, что писать без цензуры — было преступлением. Принцип представлял угрозу для «хрущевской номенклатурной хунты». Состарившихся шакалов, взявших Власть незадолго перед войной, и ценой большой крови ее отстоявших. И в романе оказалось очень много - про повседневное насилие, смену вех и эпох, уничтожение элит... Там оказалось много сказано прямым текстом и не меньше «метафор», которые академическая история предпочла бы не заметить, спрятать и забыть.

Вроде бы вскользь сюжетной линии, мимоходом, но — мимо этого пройти невозможно.
Collapse )

Антидот. Глава 10. Неизвестные акценты известной Истории.

Здесь начало - http://radmirkilmatov.livejournal.com/67347.html
продолжение - http://radmirkilmatov.livejournal.com/67836.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/67876.html
http://radmirkilmatov.livejournal.com/68707.html
и так далее...

Зачем политикам начала века нужны были «передергивания» Истории. Что было скрывать политикам?

Известно, что любой политик - эпрежде всего, то репутация. А в середине 1920-х годов репутация у европейских и мировых лидеров - была... ниже уровня плинтуса... Передергивания истории - позволяли очистить многих политиков и целые страны.

Правильные акценты «Брестского гамбита».

Когда перед тобой находятся разные независимые источники информации, особенно, когда ты располагаешь мнениями ненавидящих друг друга противников, оппонентов, у кого были друг на друга смертельные обиды, общая картина получается более полной и интересной.

Мемуары Александра Керенского интересны не только тем, что фрагменты его «мемуаров» можно слово — в слово прочесть у Солженицына. Его воспоминания намного полней официальной версии. И отдельные истории, которых не вписались в официальную версию, действительно потрясают…

В 1917 году депутат Думы всего за полгода сменил несколько министерских кресел: юстиции, военного министра, главы Правительства… Затем Керенский «зарвался» и проиграл все... Его считали одной из главных причин поражения. Совсем молодым он оказался не у дел.

Инфантильная вера Керенского в справедливость сыграла с ним злую шутку. Его предали те, кому он доверял более всего. Но эта вера в справедливость мешала Керенскому – политику, но эта же «инфантильность» позволила ему сохранить трезвость суждений до старости. Став в два раза старше, он стал многократно мудрей и, возможно, дорос до высот, куда его однажды унесло в молодости.

Сменившее Керенского правительство из террористов, приведенное на немецкие деньги и действовавшее по указаниям из Германии, не споря, заключило мир со своими «спонсорами», отдав Германии разом — Прибалтику и Украину.

Военный министр Британии Черчилль всегда ярко обличал большевиков, называя их «порождением всех возможных пороков», «шайкой троглодитов с совестью инфузорий». Но именно руководители Антанты поддержали и спасли большевиков, потому что Брестский договор оказался интересен Британии. Ведь военные трофеи Германии могли стать законной добычей Антанты.

Союзники России, не признавая на словах большевистское правительство, признали законность его действий. За перспективу получить контроль над тем, что стало немецким — по условиям Бреста.

Collapse )