где больше вранья: в прошлом или настоящем? (radmirkilmatov) wrote,
где больше вранья: в прошлом или настоящем?
radmirkilmatov

Category:

Адреналиновые истории. Про Венесуэлу.

Сейчас СМИ рассказывают много про Венесуэлу (и ее лидеров), но в этой стране есть куда больше забавного и интересного — и о чем в СМИ никогда не скажут...

Венесуэла была одна из самых богатых (нефтью) стран мира. И до недавнего времени это была одна из наиболее благополучных в Латинской Америке стран. Но 20 лет назад, в 1998 году нефть на мировых рынках обвалилась ниже 10 долларов.

В РФ тогда за неделю в три раза рухнул рубль и ушло в отставку правительство «реформаторов» Кириенко и Немцова... На Венесуэле тот кризис отразился больней, чем в России. Страна была намного сильней интегрирована в мировую экономику, потому в стране внезапно оказалось тупо нечего жрать. Все сельское хозяйство было развалено, потому что при высоких мировых ценах на нефть все ресурсы оказались направлены только на нефть. Оказалось дешевле покупать продукты за рубежом, чем производить самим, ввозить специалистов из-за рубежа, чем готовить самим, своей промышленности там почти не существовало... Словом, монокультура и интеграция в мировую торговлю — дело крайне рискованное. Исчезновение нефтяных доходов в 1998 году привело к обвалу валюты и голоду. Для тропической страны, где много воды и земли, где можно собирать три и больше урожаев в год — нефтяные доходы оказались проклятием.

К слову, ситуация очень напоминает страны бывшего СССР, где есть энергоносители и земли — а население мерзнет и голодает.

Сейчас много говорят про то, что Чавес захватил и узурпировал власть в Венесуэле. Но все оказалось проще. Элиты в тот 1998 год просто «слились». так же как в СССР слились Горбачев и лидеры КПСС.

До того Венесуэлой рулили две основные политические партии (аналог американских республиканцев и демократов). А в тот год они не выставили ни одного кандидата на выборы президента. Основным претендентом как раз и оказался бывший генерал Уго Чавес, который проводил свою кампанию под беспрецедентным девизом «Изменим конституцию». Других мыслей у политиков тогда вообще не было, и главным соперником Чавеса оказалась бывшая мисс мира 1981 года.

После победы Чавеса армия взяла страну под полный контроль. С этим венесуэльская номенклатура (которую обычно называют «демократические силы») не согласна до сих пор.

К тому моменту Уго Чавес (1954-2013) уже имел большой политический опыт. В 1992 году он возглавил неудачный военный переворот. В 1994 году его амнистировали. В 1995 он стал губернатором в крупнейшей нефтяной провинции.

Нефтяная отрасль в любой стране находится (не смотря на национализацию) в руках небольшой и закрытой прослойки местной элиты и иностранных компаний. Эти две группы никогда не ориентированы на собственный народ. И строго говоря, эти две группы всегда действуют против национальных интересов. Ничего личного — так выгодно. У этой прослойки недвижимость находится за границей, дети учатся за границей, основные доходы тоже считаются не в национальной валюте, и падение национальной валюты для них чаще означает не трагедию, а наоборот — снижение издержек в основной валюте и прибыль.

У таких людей часто оказывается, что национальность и паспорт — не отражают их настоящей идентификации, а являются больше «национальным недоразумением».

Словом, Чавес сыграл на том, что настоящей национальной элиты в Венесуэле не было и нет. А та, что была — умела только «болтать и воровать».


Сразу после прихода к власти Чавеса в стране возникло оппозиционное движение. Через 4 года это привело страну к путчу. В нем в 2002 году приняли участие все, кого Чавес обидел: чиновники, коррупционеры, бизнесмены и даже часть армии. Бизнесмены не понимают, почему они должны платить деньги на социальные программы из прибыли, почему налоги становятся всё больше. Руководители государственных компаний не понимают, почему они должны быть ограничены в возможностях «откатов», вознаграждений и реинвестиций.

Путч продолжался 3 суток: Чавеса успели арестовать, он успел отречься, новый президент успел принять присягу. За 72 часа всё кончилось, основные части армии отбили и президентский дворец, и самого президента. Всё вернулось на круги своя...

После этого Чавес укрепил свою власть реформой Верховного суда страны. Так делают во многих странах, но так как Венесуэле это сделал именно Чавес — об этом стало известно СМИ. Чавес провел закон, по которому количество членов верховного суда увеличилось вдвое. Половина состава сразу достается сторонникам Чавеса. Среди прежних судей верховного суда прошла ротация. Очень скоро больше 50% членов верховного суда начинают принимать решения только в пользу президента.

Ничего не напоминает? ))

Мне приходилось бывать в разных странах, в дорогих и приличных отелях я останавливался крайне редко, везде свободно ездил и разговаривал с людьми. Более разделенной страны, чем Венесуэла, я не встречал. Я бывал в туристических и наиболее богатых провинциях страны, где все свободно говорили по английски. Да и мой откровенно растаманский образ жизни того времени — приводил к тому, что мне всегда было с кем поговорить.


Столица страны в середине 2000-х была феерическим городом. До того я много слышал про высокую преступность в Каракасе. Но там не было ничего опасней России 90-х, просто с наступлением темноты все магазины закрывались на ставни с замками.

В городе было больше двух тысяч салонов, где делали искусственные груди, бедра, попы и бицепсы — и всего полтора десятка спортивных зала. Разжиревшая элита страны на пляжах выглядела очень забавно. Все мужчины и женщины ходили исключительно в стрингах. Причем чем толще была (ж)попа — тем тоньше на ней были стринги. Это особенно стремно смотрелось у мужской части элиты.

Большинство «пловцов» на местных элитных пляжах купались в море с... термосами. Главный продукт местного сельского хозяйства — ром. Ром там фантастический: темный, вязкий, похожий внешне на нефть и очень вкусный. Местные наливали его в термос — и шли на полчаса в теплое море купаться. Через час такого «купания» человек возвращался на берег — спать.

К чему я рассказываю про это? К тому, в каком состоянии я увидел элиту страны. Разжиревшую, отупевшую, наплевавшую на все нормы приличия. В стране не было никакой работы — кроме как для «своих». И не было никакого образования, кроме самого начального. Популярный в столичных ночных клубах (и некоторых частях мира) белый порошок — там можно было встретить на каждом углу, и по бросовым ценам.

Культурные ценности и программы ТВ определялись непонятно кем. Скорее всего, белым же порошком...


В стране было три разных валютных курса. Официальный, туристический и черный. Официальный тогда отличался от черного в 10 раз. Туристической был ровно между ними. Сейчас разница между официальным и черны курсом отличается почти в 1000 раз. В последние годы инфляция в Венесуэле была такой же как в России в худшие годы начала 90-х. Но в Венесуэле ситуация безнадежней, потому что в стране вообще нет независимого национального банка и кадров для него.

Одна часть населения тогда молилась на Чавеса, а другая часть его усердно проклинала. Промежутка не было. Или — или. Я ездил по местам, где в основном жиле «чавесфобы». Это было 10% населения, но они были богаче и лучше организованы, их активная и качественная пропаганда через СМИ приводила к тому, что сторонники чавеса на выборы не приходили, а противники собирали около 40% голосов.

Когда я уезжал из Венесуэлы, в аэропорту Каракаса я купил большую куклу Чавеса.

Забавную, подтянутую, в хаки и берете, очень похожую как на чавеса, так и на обезьяну. Если ты нажимал ей на живот из нее шла пламенная речь, в которой было слышно понятные во всем мире испанские слова «революция, боливариана, свобода, независимость, вместе, республика...», через пять секунд ты уже понимал, о чем говорит эта кукла, но она продолжала орать, не переставая. Через 15 секунд ощущение прикола сменялось раздражением, но кукла все продолжала трещать и орать... Она замолкала почти через минуту. И ты испытывал реальное облегчение от того, что этот трэш прекращался.


Социалистические идеи с которыми правил Чавес — были ерундой и чушью. Сама идея социализма — в том виде, как она была сформулирована и как была разработана в 20-м веке — построена не нескольких утопических мыслях. Об этом говорить не принято, но социализм напрочь игнорирует тот факт, что в любом социуме должна существовать иерархия и бюрократия. Люди не равны не только имущественно, но также умственно и эмоционально. Игнорировать эти особенности социализма — обходится себе дороже. Значительная часть элиты, которая поднялась благодаря Чавесу — отошла от его идей и перешла в группу его противников.

Латиносы больше, чем мы думают категориями справедливости. Потому их проще «развести» на популистские лозунги. Хотя, уверен. Что сам Чавес не врал и не манипулировал. Он искренне верил во всю свою пропаганду. По крайней мере, он отдал свою жизнь за идеи своего социализма. Вопрос — насколько было адекватно его понимание этих идей. И второй вопрос — что предлагают его критики. Ведь за ними часто вообще нет ничего разумного.

Сам Чавес был из семьи учителей, прошел через революционное подполье, научился жить в политике, и сделал сложнейший выбор, практически ничего не получив — для себя и своего ближнего окружения. В некотором смысле, генерал Ча — в большей степени является героем и символом борьбы за справедливость, чем «коменданте Че».



Говоря про историю боливарианской революции обычно не поминают про роль в ней всемирного банка. Хотя деградация венесуэльской экономики — прямой результат колониальной либертарианской модели экономики. Концентрации на «моно-культуре» - нефти. И абсолютной офф-шорности местных элит и СМИ.

Параллели между Венесуэлой и РФ по этим вопросам стоило бы изучать и осмысливать. Слишком уж их много....


Чавес начал проводить социальные реформы. Он надеялся получить опору в национальной бюрократии. Но оказалось, что национальная бюрократия получил дополнительные рычаги власти и денег — совершенно не заинтересована в проведении этих реформ.

Ресурсы были взяты, в основном, из контролируемых государственных компаний, а когда их стало не хватать, то увеличили государственный долг и налоги. Когда-же это привело к снижению производства, его взяли под гос.контроль. Национализировали телевидение. Каналы, которые протестовали против Чавеса, лишились лицензий.

И поскольку производство было взято под контроль, Чавесу пришлось брать под контроль и цены в государстве. Как только цены стали контролируемыми, в стране начался дефицит и масштабный реэкспорт. В страну ввозили товары из-за рубежа и тут же вывозили в Колумбию, где цены были выше.
Оказалось, что, несмотря на то, что примерно 30% государственных налоговых денег передано муниципальным органам, коррупция там стала выше, чем в государственных федеральных органах Венесуэлы. Деньги исчезали там еще быстрей, чем на государственном уровне.

Процент бедных, по венесуэльской статистике, продолжает падать, но это только статистика.... процент убийств, преступлений на почве наркотиков и других преступлений - всегда растет. Нефтяной ВВП, несмотря на рост цен на нефть, встал на месте, а инфляция достигла заоблачных высот...


В 2009 году я завис на острове Маргарите почти месяц в дешевой гостинице, деля комнату с пастором эфиопской церкви и растаманской Библии «Кебра Нагаст». Мужик был из Никарагуа, инструктор по кайту, свободно говорил по американски. Словом, интересный собеседник, с которым сам- собой подтянулся испанский.

Мы не «вербовали» друг друга. Просто постоянно что-то курили и спорили по поводу войн и революций, Мао и Троцкого, социализма и демократии. У него в голове был забавный срач из взаимоисключающих взглядов на жизнь: католицизма, буддизма, марксизма и растафарианства. То есть, обычный латинос, который умеет думать только категориями справедливости. Но когда ты веришь в справедливость того, что узнаешь, новые знания сами собой откладываются у тебя в голове. И их оседает особенно много, если тебе не хватает веры в справедливость того, что происходит у тебя дома и на родине.


Когда тебе есть, куда меняться, ты не безнадежен. Выучить испанский — оказалось довольно просто. Что-то есть привлекательное в этом языке именно для русских. В нем простая фонетика, логичная грамматика, мало исключений. А если еще и есть с кем поговорить, то изучение языка идет параллельно изучению чужой культуры, и совсем не утомляет.

Знакомство с другими системами ценностей – меняет тебя. Если не валяться на пляже и не сидеть в отеле, то в чужих странах можно увидеть много интересного. Приключения расширяют кругозор, дополняют мировоззрение… Хотя и могут возникнуть опасные последствия.

Ведь если ты привез домой «чемодан» впечатлений и мыслей — что тебе делать дома с этим «чемоданом»? К тому же, если этот «чемодан» у тебя в голове… И если там «застряло» что-то непотребное… - ты не сразу сообразишь от этого избавиться.

От всего того, что оставляет в твоей голове чавесы и всеякие возможные "венесуэлы" - обязательно нужно избавляться. Жить нужно головой. А именно с этим в Венесуэле проблемы со всех сторон. Но как же Венесуэла похожа на страны бывшего СССР... ((
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments