В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Что было за тремястами лет нарисованной династии?

Весь 19-й век русской армией руководят с юга главнокомандующие русской армией, братья и дяди российских императоров. Чаще всего их ставка оказывается в Тифлисе: Михаил Николаевич, Николай Николаевич-старший, Николай Николаевич-младший.

Пока нет выборной демократии, нет права голоса у женщин, нет права голоса у штатских — армия (в лице имен, штабов и пенсионеров) оказывается естественным центром управления, центром экономической деятельности, заказчиком развития медицины и образования, обратной связью с населением.... Институт командования вряд ли давал все бразды малолетним императорам. Романовы стали удлинять свою легитимность, устранили из политики государства несколько необходимых для стабильности страны звеньев и расшатали государство.

Но следы этой «степной» части русской истории полностью стерты в результате Гражданской войны и полной зачистки этого региона. И если об этих правителях и вспоминают, то в насмешливо анекдотичном тоне.

Оборванная преемственность — это потерянные знания и традиции, не понятые причины современных конфликтов, непонятые загадки нашего сознания и подсознания. Это то, о чем лучше знать, если тебя интересует будущее. Чтобы у тебя было «правильное будущее».


Историки 19-го века хором повторяют заученные мантры про вторую половину 19 века — как про время мира и технического прогресса. И умудряются не замечать десятки войн в Европе и мире.

В России войны официально проходят на ее периферии. Из-за этого внутриполитическая ситуация внутри России выглядит стабильной. Некоторые из тех войн более-менее известны: Кавказская война, Среднеазиатские походы (1864-65 с Кокандом, 1868 с Бухарой, Хивинский поход 1873-74, гражданская война в Коканде 1877-78), Русско-турецкая война 1877-78 Китайский поход 1860...


Но каким был мир внутри страны? Известно, что были волнения из-за несправедливой крестьянской реформы, были волнения при насильственном внедрении оседлости — среди степных кочевников (а это значительная часть Империи, которая в истории Оренбурга прямо называется «войной» с кочевниками). Был неоднократный голод, зажравшиеся элиты, военные суды, нищета, разница в доходах — как в той же Африке у колонизаторов и туземцев....


Войны внутри Российской империи во вторую половину 19-го века не известны — из-за царской цензуры. Но в Истории Урала, к примеру, есть цифры о поголовной мобилизации ВСЕГО мужского населения в 1864-1867 годы на заводах от Воткинска — до Качканара... Зачем проводить мобилизацию 95% мужского населения — если, вроде бы, известной войны в радиусе полутора тысяч километров — нет, а железных дорог для переброски войск еще не построили? (Многочисленные материалы по истории городов Урала).


Таких вопросов для официальных историков — не существует. Проще бездумно повторять нелепые «мантры»...

Одновременно было много внешних войн. Анализ Историй разных стран показывает, что в период с 1856 по 1879 год - в мире было более 60 войн. В Европе это немецкие и австрийские войны, в которых принимали активное участие члены русской Императорской фамилии и тысячи русских солдат.

Это войны обычно проходило за 2-3 года: Франко-прусская, Немецко-датская, австрийская, чешская, итальянская... Войны шли и за пределами Европы: за объединение Америки, за объединение Италии, за Мексику, Бразилию, в Африке, в Китае... Почти везде участвуют русские: в составе немецкой армии (в Европе), в составе англо-французских войск в Египте...











В самом конце 19-го века войны тоже идут по всему миру:
испано-американская война (на Кубе и на Филиппинах),
англо-бурская в Южной Африке,
опустошительные гражданские войны в Китае и Бразилии,
колониальные войны в Гане, Судане, Восточной Африке.
Русские там тоже присутствуют... Но это известно не из движения русских армий, а по известным фамилиям.

Через пять лет войны идут в Мексике, на Дальнем востоке, в Африке (от Марокко — до Юга)...

Непосредственно за год до начала Первой мировой в Европе проходят две войны, которые перекраивают карту Балкан. Причем перекраивают ее (двумя мирными договорами) — абсолютно так же, как за 34 года до того ее перекроила русско-турецкая война.















В России — два года революции, вся страна бурлит, в деревне голод, в городах кризис. В стране - цензура и жесточайшие репрессии, организаторы которых сегодня представлены историками едва ли не героями и спасителями Отечества (Столыпин Петр Андреевич).

Но для историков войны, как бы, опять нет...
Официальные историки пишут про «Шок от выстрелов в Сараево» -
и словно не замечают реального положения дел.


Однако по факту (а не по вранью) было столько войн,
что удивляться следовало бы тишине и миру...

От шаблонов — которые не соответствуют фактам, и соответствуют хорошо понятным интересам заказчиков — имеет смысл избавляться. Настоящая история показывает, что мирное время — это редкое, случайное и неестественное состояние общества.


Откуда могло взяться подобное искажение реальности? Если знать, из чего состоит реальная политика и откуда берутся труды историков - вариант один: была борьба германской элиты — за ресурсы и доминирование по всей планете. Немцы «заигрались» и проиграли — и следы их влияния постарались стереть победители, где не удалось этим следам придали случайный характер или «не важный» смысл.


Переводчики думают иначе.
Иначе думают "би-лингвы".
И человек с подобным опытом — увидит историю начала 20-го века иначе.

Мир вошел в Первую мировую войну — словно против одного противника, которого во Франции и Англии называли «Германская Империя», на востоке — Российской Империей, в центре Европы — противника называли австрийцами, а на Юге — Османами.

Лидеры этих Империй были близкими родственниками, они были связаны современными железными дорогами, капиталы этих империй — были тесно переплетены.

И на поражение четырех империй — можно посмотреть, как на поражение Одного участника. Вышел мир из Первой мировой войны — с общими едиными правилами финансового и банковского бизнеса — в интересах настоящих победителей — национальных олигархов, находящихся на общих либеральных позициях.









Остатки прежней власти в Германии называют прусами,
в Австрии — венграми,
в России — казаками, царской армией,
турками-янычарами — на юге...

Такой взгляд дает другую перспективу на Первую мировую войну и на ее уроки. Помимо войны с внешними врагами — в каждой стране шла своя, куда более жесткая Гражданская война. Власти — против населения. Между элитами, промышленниками, банкирами — за рынки, землю, доходы, имущество.


Такая оценка событий конца 19-го века позволяет иначе посмотреть на события. И увидеть другую картину.

Реальность второй половины 19 века — ЛИБО был один бесспорный мировой лидер, называемый «Германией». Все остальные страны — либо ею побеждены (Австрия, Дания, Франция, Чехия), либо присоединены (Бавария, Баден, Гессен), либо являются ее протекторатами (Британия, Нидерланды, Россия). У страны есть абсолютный монарх и военный лидер — и есть монархи званием помельче.

Или другой взгляд — официальный лидер Австрия. У которой дряхлый абсолютный монарх, бестолковая армейская элита и абсолютно выродившиеся институты управления. Все правящие дома которой — на севере называются Германией. И эти дома потянули одеяло - на себя....


В России — именно австрийцы и немцы управляли политикой, армией, промышленностью... И межгосударственный конфликт имеет смысл рассматривать как полноценную гражданскую войну — между русским и немецким (австрийским) сословиями.

Если считать колонию — частью метрополии, тогда одна — мировая империя развалилась. Ведь нелепо считать русскую императорскую ветвь (где 98,5% русской крови последнего царя составляли разнообразные немцы)— самостоятельной династией, когда она всегда была восточной частью немецкого (австрийского) императорского дома. И была несамостоятельной политически и экономически.


Первый Интернационал (во второй половине 19-го века) видел меж-классовое противостояние, и не замечал межгосударственные конфликты. Он видел угрозы народам в своих эксплуататорах. Не в чужих.

Европейские элиты почуяли опасность. Национализм позволял направить чувство классового протеста – на тех, кто говорил на другом языке и далеко жил. На более «чужих».

Для Власти и элиты межнациональное противостояние всегда необходимо и нужней, чем меж-классовое.

Хотя — кто грабил больше население любой страны?
Чужие страны — или свои мародеры?

Историю создают те, кто ее оплачивает. Альтернативы не было. Элиты «вложились» в национализм - и всего через пару поколений, 20-30 спустя - появились полноценные нации. Именно этот национальный вопрос взорвал и смел имперскую Европу в ходе Первой мировой войны.


Многие из социальных достижений русского и немецкого народа - удивительно похожи: общинный уклад в деревне, доступные и качественные образование и медицина, принципы развития науки и технологий, традиции государственности, представления о справедливости и социальной ответственности Власти. Общие идеалы были основаны на совместной жизни.

С развитием национализма - обострились противостояния между немцами и русскими – народы «шарахнуло» в сторону друг от друга. Опора друг на друга исчезла. «Общие социальные технологии» растворились, и народы унесло «в разнос».

(Из книги "Девятнадцатый век: неизвестная война на шведско-китайской границе"....)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments