где больше вранья: в прошлом или настоящем? (radmirkilmatov) wrote,
где больше вранья: в прошлом или настоящем?
radmirkilmatov

Categories:

Старая и любимая история... «про туземца». 2002 год. Сидней, Австралия.

Когда 20 лет назад я учился в Австралии и всерьез думал переехать туда на ПМЖ, тогда я узнал об этой стране много интересного, чего никогда не пишут у нас.

Первое самое яркое впечатление — было сразу, как я отъехал от аэропорта. На улицах вдоль дороги росли фиолетовые деревья. Джакаранда, фиалковое дерево. Совершенно синего цвета, листьев на которых было почти не видно. И кое-где под опавшими цветами которых синей была и земля. Примерно так же видит мир человек под ЛСД. Так же видели мир создатели альбома The Beatles про странную Yellow-Sub-marine…












Потом удивили некоторые представители местной фауны. Ленивые ящерицы — сцинки, которые запросто и медлительно прохаживались прямо перед порогом дома, где я снимал комнату, летучие мыши с метровым размахом крыла, летавшие повсюду с наступлением темноты, кенгуру, без клеток бегавшие по территории зоопарка, какаду в парках, которых можно было покормить с руки, пеликаны вдоль рек, океан. Нормальному русскому пацану из глубинки это невозможно представить. Громадные спины китов в двух бухтах почти посреди Сиднея…













Очень сильно мне запало в душу, когда хозяйка дома (где я снимал комнату с завтраком первые три месяца, уча английский язык и сдавая экзамены) пригласила познакомиться со мной своих родителей. Ее родители переехали в Австралию перед Второй мировой из Швейцарии. Им тогда было по 90 лет, но они были абсолютно в светлом уме и трезвой памяти…


В 1930-е годы они проехали через СССР из Владивостока до Казани на Транс-сибирском экспрессе, и потом на пароходе спустились вниз по Волге. Хозяйка моего дома описывала меня как странноватого, но интересного русского, который много знал про свою страну — и про Австралию. Который уже сносно говорил по местному, не стеснялся спрашивать, мог интересно рассказать про свое и (наверно, главное!) в свободное время бывал в библиотеках. Что для нормальных взрослых австралийцев было… короче, такого там не было. Хотя до эпохи доступного интернета мне это казалось совершенно нормальным...

Так вот… Ее родители показали мне около двадцати сувенирных открыток из СССР. Обычные почтовые открытки, с видами обычных городов и улиц. Только почти все надписи на улицах были сделаны арабской вязью.

Они рассказали мне, что лидером моей страны в то военное время был Молотов, они мне стали рассказывать про то, что прошлое было совсем другим, чем мы его сегодня представляем.

Да-да конечно, подхватил я тему, стал им рассказывать про «работы» известного в узких кругах академика, про хронологию древнего Рима и Средневековья. До сих пор помню их снисходительную улыбку, и несколько высокомерную фразу, что они лучше думали про русских.

Там были интереснейшие развалы в букинистических магазинах, интереснейшие архивы судебных дел в библиотеках. И если я когда-нибудь (все-таки) соберусь и вернусь в эту страну… )) то уже совсем не ради экзотики...


В приемной комиссии местного университета действительно посмеялись над моими документами. Но оказалось, не из-за возраста: ведь сами австралийцы только на четвертом десятке (да и то — иногда) берутся за ум…

Выяснилось, что я заявил самые сложные курсы с разных кафедр. Директор комиссии заметил, что диплом получают проще. А если я русский шпион, то мне следует купить для Кремля учебники. Для русских шпионов у них бывают скидки…

Но обычную программу я знал… Меня интересовали тонкости и детали, которые незаметны со стороны.

Как я там оказался? После пяти лет успешная работа в банке вдруг стала вызывать отвращение. Раздражало все. Не секрет, что любая карьера 1) в банке, 2) в финансах, 3) да и карьера вообще – требует вести себя порой, как (извините) «полное го.но». А подсознанию и самолюбию нужны те ориентиры, в которые хочется верить.

Словом, надо было «поправить настройки», с пользой отдохнуть, соскучиться по работе. Потому я выбрал съездить в Австралию, подтянуть английский язык, посмотреть на серфинг с клубами… и пафосно назвал это «MBA»…





Оказавшись в Австралии не как турист, а прожив в ней несколько месяцев, ты начинаешь видеть, что Австралия изнутри не похожа на свою глянцевую «упаковку». Это на 200% «шизанутая» (можно смело сказать, @-нутая) страна. Везде и во всем. Начиная с того, что полвека назад их премьер министр (современник Брежнева) захотел искупаться. Был шторм – и он тупо утонул.

При том, австралийцы дико везучие. Когда ездил по северу страны, за неделю до меня группа подвыпившей молодежи посреди ночи решила искупаться в соседнем озере. Делали они это по-быстрому. Двум десяткам австралийцев — ничего. Двух немок сожрали крокодилы. Эти твари лениво валялись по берегам рек, где мы плыли на кораблике. Гид привязывал к веревке мясо - крокодилы выпрыгивали. Я было спустился на нижнюю палубу - пасть крокодила оказалась прямо передо мной. Безбашенные... фотографии плохого качества - мои. Фотоаппарат понятно, был пленочным... ))



Вернусь к учебе. На курсе Общего права было трое русских, один француз, тридцать белых женщин – и три сотни (300) китайцев из разных стран. Китайцы держались немного особняком, но при таком соотношении – изгоями в университете белой страны - были сами белые.
Статистика утверждает, что в Австралии всего 3% китайцев. На самом деле их казалось в несколько раз больше. То ли они химичат с документами, и по одному паспорту въезжает десяток китайцев — кто их там разберет, то ли они записываются в другие национальности….

Говорят, чтобы стать юристом, нужно переспать с юристом. Когда лекции идут «нон-стопом» и на чужом языке – я часто «кемарил» в окружении таких же сонных китайцев. В итоге, диплом я получил, но появился интерес к китайскому языку, и я стал понимать иероглифы.
Надеюсь, что какая-нибудь «хрень» и от меня досталась невинно спящим китайцам…

Китайцы вблизи совсем не представляют собой безликую массу, как мне казалось раньше. Паранойя из-за китайского нашествия исчезает, когда видишь, как ругаются пекинцы с шанхайцами, что там в каждом городе и регионе — разные китайцы, что хуацяо из-за рубежа на них совсем не похожи.

Китайцы никогда не договорятся между собой. У них в шкафах полно скелетов, своих «хохлов и ватников», «жидов, чурок и чукчей», для них австралийцы, русские и кто угодно (если они не полные идиоты) будут ближе «своих»… Но так наверно, везде.

Удивляли местные нравы... Как-то включаю днем телевизор – в парламенте дебаты. Лидер оппозиции возмущался тем, что председатель Верховного суда многоуважаемый Джон такой-то - в самом грязном районе накануне снял а) проститутку, б) несовершеннолетнюю, в) мужского пола... Но сделал он это, подлюка, в СЛУЖЕБНОМ АВТОМОБИЛЕ... И именно это было недопустимо. А все эти а), б), в) – никого не интересовали. Хохот, срач и дебаты по поводу автомобиля шли две недели.

В нескольких районах Сиднея каждую ночь наркоманам раздавали бесплатные дозы метадона. Формально эфтаназия была запрещена. Но фактически она была легализована и успешно проводилась. Растянутая на полгода, бездокументарная, и – намного более эффективная, чем та эфтаназия, о которой безнадежно просят те, кому она бывает нужна.
Удивили их библиотечные архивы. Там не прятали ничего. Факты, которые происходили в Австралии в 1920-е/ 1930- е годы – поражали непосредственностью. К примеру, между двумя мировыми войнами там стерилизовали все аборигенное население, прогнав 200 тысяч аборигенов-мужчин через радиационные камеры. Те быстро скончались. Всех туземных детей в прямом смысле «национализировали», отняли от родителей и согнали в лагеря. Среди аборигенов сегодня остались только «полу-кровки» и квартероны.

На таком наследстве они сами живут, и учат цивилизованной жизни — других. Проводили этот геноцид австралийцы буднично, считая террор - в порядке вещей. Такими были нормы того времени. Там «наверху», организаторы самых страшных преступлений если и спорят, то совсем не из-за гуманности и подобных «мелочей»…

Австралийцы вели свою историю с конца 18-го века, но в конце 19-го века - большинство белых там были голландцы - Dutch. А во всем Сиднее не было ни одного здания старше 1880-го года. Другие «артефакты» местной истории тоже убеждали – умение врать у бывших каторжан в крови. А красиво приврать… для «своих» это никакой не обман и вообще не преступление.

Короче, страна была как флаг Украины. Две половины: желтая и голубая. И голубая «половина» тоже была сверху над желтой…

Редко какой русский студент получает МБА, уже став на Родине инженером и поработав финансовым директором банка. Потому итоги этой учебы тоже оказались не обычными.
Чем учеба «там» отличается от учебы здесь - можно понять только сделав все возможные ошибки самому. На первом промежуточном экзамене, я попытался пошутить, использовал при ответе сарказм. Получил 1 балл из 15. При среднем балле 14. Неожиданно оказалось, что я могу не получить диплом... Вас когда-то били по носу? Не в молодости, а в зрелом возрасте... Причем там, где все казалось простым и знакомым? Оказалось, что я много понимаю не правильно — там, где думал, что знаю почти все.

Проблема оказалась в том, что там использовалась другая идеология в экономике. Совсем не те правила, которым нас учили в российских университетах. Оказалось, что в экономике есть отдельные правила: «для туземцев» - и для «пацанов». И сами понимаете, где правила были более полными. Какие? Ну хотя бы такие, что в британских координатах юридическое лицо — это не просто «обертка» для бизнеса, которую можно менять, как хочешь. Там эта «упаковка» значит гораздо больше. И то, что юридические лица имеют не меньше прав, чем физические, это непросто слова.

Там не было лекций, как достаточного минимума, чтобы пройти курс. На лекциях давали процентов 20 курса. Для изучения остального пришлось сутками просиживать за учебниками и торчать в библиотеках.
С учетом российского опыта новые знания были интересными и увлекательными. Например, оказалось, что там давно научились различать, что значит казаться успешным руководителем - и «быть» им на самом деле.

Я понял, что надо переключаться с одной бизнес-логике — на другую. Так же как переключаться с родного языка — на иностранный, чтобы не свихнуться. Выбора я себе сам не оставил.

То есть, в русских координатах, если человек представляется успешным менеджером, смотрит прямо в глаза, говорит уверенно — мы считаем, что он такой и есть.

И это важно понимать. «Ложь» для них — это совсем не ложь, если человек искренне верит в бред, который несет. «Там» оказалось, что существует целая система сравнений намерений, слов и дел. Например - с тем, что должен сделать нормальный менеджер в похожей ситуации. Добрая часть моих московских коллег не прожили бы на свободе и полгода в австралийском бизнесе.

К примеру, если директор разрушает в управляемой компании органы контроля и коллективного управления — там считается, что он может это делать только для того, чтобы злоупотреблять. И это рассматривается как криминальный мотив и как криминальное деяние…

Для обучения пришлось напрячься, учиться, отказываться от русских «образов». Понимать совсем другие принципы прецедентного и контрактного права.
Меняться на четвертом десятке не так просто, как кажется. Моряки подтвердят, что лучше всего работает такой парус, который открыт ветру. Но если ты полностью откроешь ветру парус – тебе сломает мачту. Мою «мачту» похоже гнуло и перетряхивало… Но постепенно в голове стали откладываться другие координаты и появляться новые карты. Эти «образы» было сложно переводить на русский язык. Там было гораздо больше психологии и социологии. Чтобы понимать тот мир — пришлось окунуться в Их Историю… Словом, сильно напрягаться я не планировал… И «отдых» оказался «своеобразным». Но это было интересно, и меня «перло».

Эти координаты до России до сих пор еще не дошли, и неизвестно еще – дойдут ли. Наша сегодняшняя власть откровенно не заинтересована ни в здоровом обществе, ни в стабильной экономике. А там — была не «лабуда для туземцев», а настоящие правила «по чесноку». Это было интересно. Их «Прецедентное право» при близком знакомстве оказалось документированными историями, как можно нарушить любые законы — в интересах здравого смысла.
Для австралийца любой закон – это не граница, а скорей, барьер. И не только потому, что они потомки каторжников, а потому, что так исторически думали англичане.

Человек не должен прятаться за правила и регламенты, если понимает, что делает глупости. У человека должны быть инструменты, чтобы обойти нелепые запреты — и делать так, как НАДО.

Учиться нарушать Законы и Правила - не так уж бессмысленно. К примеру, бывает нужно нарушать Систему, чтобы избежать заорганизованности, выявить мошенников, обезоружить врунов и манипуляторов.

Открытием оказалось применение потребительского права – для трудовых отношений. У нас считается, что трудовой контракт – это такой договор, где применяются социальные гарантии. Потому на такой договор не действуют принципы контрактных отношений.
Но в Австралии оказалось, что Социальные нормы, оказывается, не действуют, когда идет речь о пренебрежении социальными обязательствами и откровенно «не-социальными» размерами вознаграждений. Акционеры, компания и «Общество» имеют право требовать от менеджеров качественную работу. В противном случае – бывают и суд, и возврат денег, и дисквалификация, а иногда - тюрьма.

Тому кто возмущается, как в 90-е провели приватизацию и внедрили «рынок», была бы интересна система настоящего рынка, а не той лабуды, которой нас зомбировали в университете. Существуют совершенно разные правила игры: для независимых стран – и для колоний. Мое экономическое образование в МГУ — оказалось откровенно лажовым и «туземным».

Удивили ограничения для бизнеса и для капитала. В России тогда широко применялась логика «все, что не запрещено – разрешено». По этой логике, человек имеет право делать со своими деньгами – все, что вздумается.
Эта логика (принятая кое-где здесь до сих пор) там не действовала вообще. Сокращение персонала, офф-шоризация бизнеса, вывод денег из экономики там были — однозначно — преступлениями. Никакие доводы и аргументы владельцев капитала не были оправданием того, что какие-то критерии социального равновесия в обществе снизились.

У «правды» бывают разные уровни. «Правда» из университета сильно отличается от взглядов зрелого человека. У взрослого человека другой мир, другая перспектива, другая логика. Что может обычный студент понимать в экономике, вранье и культуре оппонирования?…
Неожиданно для себя я резко повзрослел, стал мудрей и циничней. Стал иначе смотреть на свой опыт работы в России. С точки зрения австралийского университета почти весь мой опыт работы в Москве вдруг оказался на грани между преступлениям и глупостью.
Зомбируя студентов, не давая всей «правды» белого человека и штампуя примитивных «экономистов-туземцев» – даже лучшие университеты страны работали, по сути, как школы криминала.

«Капитализм» в России строился не столько по умным книгам, сколько на цитатах известных фильмов про социальные извращения. Влияние фильма «Крестный отец» на капитализм в России - было куда больше, чем влияние всех лауреатов Нобелевской премии по экономике, вместе взятых.

Когда трилогию Копполы показывали у нас в общаге, зал был переполнен. Большинство из нас другого опыта про капитализм в начале 90-х не видело. Задние ряды из студентов-кавказцев - записывали фильм на цитаты. Лауреаты Оскара учат жизни лучше, чем лауреаты Нобеля. И в России вместо рыночной экономики выросло… но что строили – то и построили.

А что касается моей специальности... Всевозможные «фишки» импортных консультантов, офф-шорные схемы, сделки слияний и поглощений и аудит, которыми я занимался - и которые сопровождали в России весь крупный бизнес, в австралийских координатах оказались осуждаемыми схемами мошенничества. Ба-бац!... Научился, называется… По австралийским меркам я оказался беловоротничковым преступником. И оказался достаточно циничным, чтобы это понять.…


В Австралии ценят мошенников... Жулики – это их странное, хотя и «не всегда рукопожатное» достояние, объект культурного наследия. Их история учит прощать криминальные слабости.

Один из таких, Алан Бонд, стал героем Австралии в 1990-е, когда выиграл престижнейшую парусную гонку. Но после того, как он разбрызгивал зеленую краску над пустыней, а потом «впарил» эти территории японцам под застройку – его, все-таки, осудили. Его даже посадили, но все равно, им восхищались.


Если сравнивать такого с нашими олигархами, была одна существенная разница: австралийский жулик выиграл для страны престижнейший чемпионат мира.

И когда он обманывал, то обманывал чужих.
Существенная разница.


На Родине меня ни разу не выгоняли с экзаменов за списывание. А в Австралии я однажды попал на забавную «домашнюю заготовку».... Первый же вопрос в экзаменационном задании — был второй задачей с пред-экзаменационной консультации. Любой нормальный человек в такой ситуации станет шарить по карманам и искать нужный листок. Как приятно было моим преподавателям, которые поставили эту примитивную австралийскую схему «на живца», и какой-то студент в нее реально попал.…

Оборачиваясь на свой опыт, я четко понимал, что иностранные советники во всех консалтинговых компаниях, на фондовом рынке, во всех московских министерствах и Центральном банке — были агентами разложения нашей экономики. Этакими «разводчиками на доверии», которые внедряли с выгодой для себя «туземные схемы».

Экономика 90-х выстраивалась, как бомба «замедленного действия». Столичные элиты переформатировали свою власть — в форму собственности, перевели ее в чужие юрисдикции - чтобы защитить себя от обманутых «туземцев». Имущественный разрыв оказался — как нигде в мире. Были нарушены десятки «законов белого человека». Внешний долг в разы превысил ВВП. Был сформирован «вечный крючок» для страны и населения, который всегда может обрушить экономику, рубль, социальную и политическую стабильность.

Моя страна вдруг оказалась выстроена в соответствии с «туземной моделью» экономики.
Когда машину занесло — глупо катиться в пропасть и делать вид, что ничего не произошло. Из одного беспредела — выход может быть только через другой беспредел. Какой? Нарушение социальным прав может быть исправлено только другим нарушением прав. Через национализацию имущества офф-шоров, национализацию средств производства, новую приватизацию, ввод «квази-денег», не имеющих отношения к обанкротившимся идеям либеральной экономики.

За полтора года я посмотрел от музеев из бывших тюрем - до Парламента. Увидел разные города и районы Австралии, доехал до десятка окрестных стран, билеты куда стоили, как поездка на сапсане... В конце 90-х работал (говоря современным языком) на бандитов, заработал, но все равно образование и жизнь в Австралии обошлись где-то в 25 тысяч зеленых. Меньше, чем цена половины комнаты в Москве.

Много было странно. Оказалось, что значительные территории внутри Австралии были выкуплены иностранными инвесторами. Эти территории были размером с небольшую европейскую страну, вроде Бельгии или Болгарии — и они не показывались на туристических картах.

По законам это, вроде бы, была Австралия, но там действовали особые правовые нормы, доступ туда, как на частные территории был ограничен. Там стояли дворцы, находились крупные станции опреснения воды, небольшие аэродромы, иногда там разводили верблюдов и лучших скаковых лошадей, там проводили престижные гонки… По сути, это были арабские анклавы на территории Австралии... Вроде Хивы или Бухары в Российской истории.

Поздней, присмотревшись, я стал видеть подобные «анклавы» в некоторых других странах. Например, компактные поселения — практически целые деревни португальских пенсионеров на Островах Зеленого мыса, французов — на Мадагаскаре, немцев и китайцев — на Филиппинах. Хотя — чем от них отличаются большие огороженные заборами поместья с лесными массивами в Подмосковье, куда десятилетиями (то есть, никогда) не ступали ноги представителей Власти? Иностранные (и даже отечественные) собственники земли могут создавать фактические анклавы на чужой территории, где действуют не только местные// туземные законы. Разве Черкизон в Москве не был офф-шорной зоной? Разве подобными же зонами не являются china-town и подпольные китайские фабрики в любой стране мира?

Это — к тому, что настоящие вопросы распределения собственности и Власти в странах, вопросы экспорта капитала — обычно не находятся в публичном пространстве, но они — существуют.

К примеру, сразу после гражданской войны в России при большевиках внутри России находились британские экспедиционные силы. 50-тысячная армия располагалась в Северной области, в Архангельске, Мурманске и Вологде, торгуя с туземцами, продавая снаряды и оружие, вывозя металл, зерно и золото. Это тоже ведь был настоящий анклав внутри российской территории? Эта система работала как во время Российской Империи — так и при Большевиках. Оборот этой торговли составлял до трех сотен судов в летний сезон («Северные экспедиции»). То есть два больших корабля в день (зимой навигация через северные воды становилась невозможной).

Особенно забавно, что сегодняшний российский триколор был и флагом морской российской торговли, и флагом Северной области и флагом экспедиционного чехословацкого корпуса (работавшего к слову, на английские деньги). То есть, фактическая преемственность сегодняшнего государства — забавно прослеживается не столько по центральным областям России, сколько по этому Северному колониальному анклаву.
Немного обидно ощущать подобную преемственность, но не понимать реальной ситуации - всегда себе дороже.


Другой взгляд - в том числе на себя, опыт — дают другую перспективу.
))
Хотя... только на третьем месяце жизни там - я понял, что футболку не надо заправлять под ремень. Там иначе ходят и по другому улыбаются...


В координатах развитого социального общества оказалось, что фондовый рынок, банки, офф-шоры, свободный рынок, «экономическая свобода» - были ловушками. И когда экономика работает как полная «задница», управляется людьми, которые все делают через задницу, через задницу получаются результаты, который тоже как «...» - глупо делать вид, что перед нами «конфетка»...

С грузом новых знаний и мыслей – я вернулся в Москву. Почему я не остался там? «Нельзя унести родину на каблуках своих сапог», – говорят, сказал Дантон за несколько часов до ареста, когда ему сообщили, что Робеспьер скоро расправится с ним.

Если без пафоса, то родину, действительно, унести нельзя. Там был серфинг, позитив, свобода и кенгуру... Но хронически не с кем было поговорить и выпить. Все русские эмигранты в Австралии завидовали переменам здесь, и шепотом жалели о своем выборе. Они оправдывали свою эмиграцию туда — тем, что в Австралии будет хорошо их детям. Но в Австралии все они очутились на пару ступеней в социальной лестнице ниже, чем были в СССР.

И когда на Родине начались перемены – оказалось, что для детей как раз надо было потерпеть… А падение по социальной лестнице вниз человек всегда ощущает очень болезненно…

Парадная витрина австралийской жизни (которая успела за год надоесть даже мне) была им наказанием. Эмиграция оказалась истеричной слабостью, а не осознанным выбором. А что до будущего русских детей в Австралии… через 20 лет эмиграции 95% молодого поколения безнадежно отупело, сидело на наркоте и вообще не общалось с предками. Обрыв «корней» всегда плохо отражается на плодах.

Говорят, что нормальный человек живет — для того, чтобы зарабатывать уважение в глазах окружающих. Вдруг оказалось, что мнение австралийского окружения не значит для меня ничего, а мнение родных и знакомых лиц - все....
Словом, Австралия - оказалась позади.



На родине для настроения – даже пить оказалось не нужно.
И зря говорят, что Родина не лечит...

ПС. Те знания изменили сильно самого меня, но тот конкретный австралийский диплом я ни разу не показывал своим работодателям. Старый анекдот: Зачем при поступлении на работу спрашивают диплом? Чтобы работодатель точно знал, что данный конкретный индивид способен заниматься тупой неинтересной @-ней - по крайней мере, 5 лет... ))

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments