В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Карантин на заводе эмалированной посуды. Часть третья.

Ни одна революция не случилась бы, если среди революционеров в нужный момент вдруг оказались жены этих революционеров. Женщины ни одну революцию вообще не начнут. Самая сильная эйфория и самый замечательный план по переустройству Вселенной — разрушаются их прагматизмом.

Это не плохо: насколько было бы лучше всем, если в самые трагические моменты нашей истории — процесс революционного угара и экстаза любых революционеров — успели бы потушить их жены. Ни декабристов — ни коммунистов… Ни одна революция или распад какой-то страны мира — гарантированно не состоялись бы, и случайные исключения только подтверждают правило.

Пока директора страдали от похмелья, худшая половина директора по правовым вопросам стала уничтожать Вторую Обманковскую республику — сильней штатных кремлевских пропаган@онов.

«Все мужики стремятся к власти, только чтобы ни хрена не делать. Чем больше будет их власть, считают они, тем проще (считают они) им будет избавиться от обязательств и ответственности. Не надо прикрываться громкими словами о справедливости и тяготах быта. Мужчины об этом вообще не знают ничего. Если кто-то идет во власть, или призывает к свержению власти — это сразу диагноз. Не врите! Ни другим — ни себе! Власть — это шизофрения, стремишься к ней — все: анамнез и диагноз».

«Мы только до Перми — и сразу назад», - слабо пытался возразить ей более худшая половина. «С пацанами же... — неудобно получается!»

«Знаю я все ваши планы!» уверенно заявила жена. «Обед не съеден, водка не допита, деньги в кармане. Любая контрреволюция уничтожит вас в первом же кабаке».

«Да и кого вы собираетесь свергать?» женская логика перешла на личности: «Путина или Собянина? Они фигуры номинальные, ничего не решают, это все равно, как бунтовать против Безрукова или Меньшикова, просто там актерское амплуа другое — и жанр так себе…

Настоящая власть — это два - три десятка богатых московских семей. Евреи, армяне… и куда без них? Самые влиятельные кланы торгашей и актеров, которые тоже, говоря по правде, ничего не решают, так как там наверху совсем пожилые (хотя местами и адекватные) люди. Почему ты думаешь, не ввели карантин сразу, как в Европе началась полная задница? Потому что эти старики хотели вывезти внуков на каникулы, дочек — на шоппинг», а себя — отсюда подальше.

Их оттуда поперли, но пока они не вернулись — страну даже не попытались прикрыть.

Что бы любая власть из себя не строила, она сама собой выстраивается в группу по интересам и противоречиям. Три-четыре группы по три-четыре человека. И в два раза меньше неприсоединившихся. Такая система позволяет управлять, никого не подпуская даже близко к себе, и не принимая никаких решений.

Там вопрос иерархии, а не какой-то эффективности.

Подобные группы создаются сами собой и неважно: из мужиков или из баб. Все что снаружи — это для тупых и нищих. Если ты что-то хочешь изменить — выходи на них. Но лично ты или мы — им нахрен не нужны. И все, что с тобой там сделают — выпотрошат и повесят твою шкурку на стену. У них о тебе будет только один вопрос: как должен будет выглядеть коврик из твоей шкуры: спинкой вверх — или пузиком.

Вы мужики ничего сделать не сможете, потому во главе любого кипежа должна стоять красивая неглупая женщина или конченый пидар в военном френче с идиотским шарфиком. Куда вы с заводскими е@альниками — против законов социума?…»
Конец цитаты.

Мы верили, что революция — это мужское дело. Но оказалось что как раз для революции — не хватает бабла на брендовые сапоги, новое платье, итальянскую сумку и кожаный ремень. Революция стала утопать в похмелье и в трясине быта…

За головной болью, похмельными страданиями и парацетомолом вспомнили, какой завод за ними стоит… ан-нет — лежит…

«Карантин — это означает, что народ сидит дома, не шляется по ресторанам, варит дома борщи и кашки», - пустился за свое директор по маркетингу: «Нам нужна реклама нашей посуды со знаковой узнаваемой личностью в колпаке с поварешкой».

«Знаковая узнаваемая личность дешево не продается», - грустно заметил финансовый директор.
«Ну да… там как в борделях», вздохнул директор по развитию: «топовые шлюхи скромному провинциальному заводу будут явно не по карману»…

«Ну надеюсь, что ведра и баки нашему жителю все равно будут нужны… И мы благополучно минем это мрачную полосу нашей жизни...» попробовал призвать всех опохмелиться директор по экономике…. Как вдруг…

«А-а-а-а!… @уй тебе!» неожиданно крикнул директор по продажам: «Указ губера… Кажись в стране объявляют полный карантин, с запретом на пересечение границ регионов, с запретом на работу и на выход на улицу»…

«С каких это пор губернатор может объявлять о чрезвычайном военном положении?» - спросил директор по развитию.
«С тех самых, когда вы пробухали два дня и прое@али страну» - мрачно отрезал директор по правовым вопросам: «надо срочно опохмелиться, а не то…»

По Первому каналу стали показывать «Лебединой озеро»...
По второму Магомаев пел «Синюю вечность»…
Шел третий день карантина и похмелья.
Так ведут геноцид.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments