В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

«За рубашкой в комод полезешь — и день потерян…» Острова Зеленого мыса. Кабо Верде.

перед коронавирусной истерией заехал в пустую московскую картину и в нижнем ящике стола нашел несколько фиксаторов для вывихнутых кистей, локтей, колен… старые книги, журналы, справочники по странам и путешествиям и выцветшие фотографии…

Рыться в архивах – словно путешествие... Говорят, что клетки человека обновляются каждый 7 лет… Того человека, который тогда жил, работал и путешествовал по всему миру – сегодня уже нет. Дело было больше 15 лет назад, когда о том, что фотография может быть цифровой – нормальный русский человек не подозревал… а в поисках нужной информации собирал книги и журналы, а не «интернет – закладки»... ))



Когда «перезагружаешься», меняешь семью, работу и местожительство — бывает полезно выкинуть из головы не нужную информацию. Стало не нужным — лучше «подзабыть». Такие воспоминания – это как чемодан с бесполезными тряпками, который мешает, отвлекает от дела и путает окружающих. А тут заехал, стал разгребать — и (пардон) меня «вштырило и ушатало» воспоминаниями. Вроде, своими, но совсем как чужими.





Оказался там я случайно. В России я «наследил», ежемесячно ко мне приходило по 2-3 повестки к ментам. Мысли про работу вызывали рвоту и бессонницу. Что надо меняться — понял не сразу. Когда у тебя «идут» жизнь, зарплата и карьера, отказываться от достигнутого — глупо. Но когда самокопания идут, не переставая, тебя начинает «колбасить», что ты живешь «не по феньшую». Потом принимать косметические меры – уже поздно. Тогда приходится (извините) «к @беням взрывать свою жизнь под ноль».

Пройдя тогда через несколько допросов, я запаниковал. Это сейчас я (вроде) поумнел, а тогда я делал карьеру, не задавая не нужных вопросов. Короче, вдалеке от страны стало безопасней и комфортней, контроля на выезде из страны почти не было, и через Франкфурт я оказался на острове Сал республики Островов Зеленого Мыса.

Пустынный остров, небольшой 35 на 15 верст, без воды и почти без населения. И в центре огромный, абсолютно не по «занюханности» того места - аэропорт.







Этот аэропорт в центре Атлантики построил СССР. В центре этого острова взорвали и сровняли несколько гор. В 70-е Аэрофлот летал в Америку — с пересадками через Ирландию или Марокко. Потом правительство молодой независимой страны Кабо Верде согласилось на предложение Советов. И на почти пустом острове СССР (извините) захреначил огромную взлетно-посадочную полосу. Аэропорт на короткое время стал промежуточной посадкой по дороге в Бразилию и Аргентину.

Тогда же построили такую же огромную гостиницу «Аэрофлот» на 80 номеров, чтобы там отдыхали и менялись экипажи самолетов. Другого смысла в гостинице не было, потому что никакой индустрии туризма тогда на этом острове - не было совсем.

Смысл строительства можно лучше понять, если вспомнить историю советской космонавтики. Очень длинная полоса позволяла принимать и поднимать даже «Бураны». Всего 15 градусов северной широты. Почти все современные космодромы строят максимально близко к экватору. Знатоки подтвердят, что еще одну подобную полосу (для «Буранов») СССР построил совсем на экваторе на другом конце Африки — в Сомали. И так же забросил.

Этот аэропорт на Кабо Верде - единственный, который позволяет принимать самолеты из Европы и из Латинской америки. Аэропорты на других островах - только для местных линий. Максимум - долететь до Сенегала или Гамбии. В конце 90-х на этом острове попытались построить бюджетные поселки для пенсионеров из Европы. Проект оказался неудачным. Во-первых, своей воды, топлива и продуктов – на этом острове нет, потому все завозят, и все дорого.

После Полинезии местная флора и фауна – забавляют своим отсутствием.

Сал – остров вулканический, вода — получается из конденсатов и через перегонку. Рек нет. Совсем, оазисов — почти нет, несколько пальм, других деревьев —нет. Ближайший остров — через 30 километров, такой же плоский, такой же сухой, такой же пустой. Полвека назад на островах была засуха, семь лет без дождей — и тогда население еще одного соседнего острова (Святого Николая) — полностью вывезли.

Ну и про основную "фауну" этого острова. Местного населения на этом острове почти не было, там обосновались мигранты из материковой Африки. Из-за этого возникли проблемы с безопасностью: даже у нас была пара стычек в малолюдных местах — и однажды ночью с балкона унесли все, что было можно.

Мы прилетели заполночь, нашли такси, плохонькую гостиницу и (как всякие русские, чуть навеселе) пошли к морю. Океан шумел, потому в полной темноте пошли на звук, и через обширную помойку — дошли до грязнющего берега. Не смотря на "экзотику" окончания 7 часового перелета, купаться показалось стремным... Потом оказалось, что пляж был в другой стороне, а мы в темноте вышли к наветренному побережью, где помимо го@на и мусора, валялись десятки дохлых черепах.





Сал для Кабо Верде – место не типичное. Из девяти островов – половина обладает сносным климатом, там есть дожди, леса, плодородные земли. Настоящее население островов — креолы португальцы, не похожи на африканцев. По крайней мере на этих островах население живет комфортной достойной жизнью, и благодаря ним Кабо-Верде входит в тройку наиболее развитых стран Африки. Хотя для африканцев с материка попасть даже на Сал считается большой удачей.

Имя «Сал» остров получил из-за того, что на нем оказалось несколько мест, где было удобно в прилив заливать морскую воду, откуда днем на экваториальном солнце получалось выпаривать соль без дополнительных затрат. Соль до сих пор считают идеальным консервантом, и качественную дешевую местную соль везли оттуда — в Европу. Одно из таких мест - в жерле потухшего вулкана...



Если бы не такие же дебилы туристы, это было бы самое Б-гом забытое место.

Туризм здесь специфический. Две деревни: административная в центре и туристическая на юге. Пару месяцев зимой там неплохо дует. И на юго западе находится Пунта Прета, известное невероятно большими волнами. Место необычно еще и тем, что за 50 метров до берега никаких волн нет. Потом на ровном месте неизвестно откуда появляется 3-8 метровая очень длинная и ровная волна, которая двести метров бежит вдоль берега и разбивается в относительно спокойном месте. Когда там проводят соревнования и ставят трибуны — основные события проходят прямо напротив зрителей. Там неоднократно проводили этапы кубков мира по виндсерфингу, но для начинающего это место…

Что такое виндсерфинг — объяснить сложно. Нормальный человек естественно должен бояться открытого моря, сильного ветра и больших волн. Но когда ты проходишь уровень новичка, то оказывается, что самые приятные переживания именно состоят из пространства, ветра и волн. Эта своеобразная «перверсия» — ты кайфуешь от того, чего раньше боялся – Это переживание хочется переживать и переживать заново, как наркотик. Тебя уносит на пару километров от берега, ты носишься по волнам, забывая про страх — там, где обычный человек слышит (извините) звон от напряжения (еще раз пардон) своего сжимающегося сфинктера.





Фотографии с этапа кубка мира - 2008 года. Когда в один из дней "распогодилось" на волны высотой в 6-7 метров.


Это спокойная вода к югу от острова.


Второе, что завораживает в этом спорте — полное отсутствие мыслей. Ты полностью оказываешься поглощен скоростью и окружающим. Надо поворачивать — не надо думать. Надо делать— и без малейшего промедления. Неуверенность, сомнения — и ты оказываешься в воде. Это не проблема — но надо потратить какие-то силы, чтобы ветер вытащил тебя из воды, потратить усилия. Это то, что отнимает несколько часов в день и несколько часов каждый день ты приходишь после этого в себя.

Ты забываешь про себя самого и живешь яркими насыщенными переживаниями. Если это не наркотик — то что еще? Дети, когда тренируются и соревнуются — обладают высочайшей мотивацией, потому что тупо не думают о чем-то еще - и не видят других альтернатив...

Притом, что этот именно этот кайф, именно такой навык - оказываются самыми бесполезными и не нужными, когда ты возвращаешься в «нормальную» жизнь, в офис. Где главный рефлекс для любого менеджера - не принимать решений и не высовываться.

На таком острове практически нечего делать, нечего посмотреть, некуда сходить. Из-за этого неделя без ветра там проходит как месяц — здесь.





Местный образ жизни - затягивает, каждый день и постоянно «manana-style». Маньяна = завтра. Поначалу эта полная расслабуха — «делай все завтра или послезавтра» забавляет, потом напрягает. Ведь местный супермаркет откроется только, когда это удобно его владельцу, такси можно не ждать, интернета может не быть неделю...

Потом легче и легче... Постепенно привыкаешь и вливаешься в этот ритм жизни и перестаешь вместе с местными «париться» по мелочам. Вместо того чтобы лихорадочно бегать по деревне или пляжу и спрашивать где то или се, находишь себя расслабившимся уже после завтрака, на лежаке)). Тебе ведь ничего не надо, во всяком случае сегодня, может быть, после обеда или завтра...

Туристические сайты много расскажут, зачем стоит приехать на Кабо Верде. Но если бы где-то проводился Кубок мира по профессиональному безделью — остров Сал мог бы смело претендовать на главные финальные этапы.

все острова не похожи друг на друга.
Горный острова святого Антона, почти целиком наполненный отвесными горами...





Или вулкан Фогу, где растут местные виноградники. Последние разы извергался в 1995 и 2014. Когда пересекаешь главный столичный остров Святого Иакова с юга на север, дорога идет через горный перевал. ты поднимаешься выше облаков и к западу от тебя открывается абсолютная пустая гладь океана, выше облака, а еще выше - одинокая вершина этого вулкана, совершенно нереально парящая над пустым морем.



Сейчас смотришь на эти острова по-другому…

Во-первых, что там делал СССР? Это был совершенно бестолковый проект, на котором страна бездумно потеряла огромные деньги. И если смотреть на примеры советской экспансии в страны третьего мира - через пример островов Зеленого мыса - нет вопросов, почему развалился СССР.

Другой вопрос - что там делали португальцы. Португалия – всегда была нищими задворками Европы, без промышленности, без науки и без образованного населения. Их местный фольклор – забавен, но то что любой народ говорит о себе, следует делить в несколько раз.

Почему там была колония нищей португальской Империи. Нам говорят, что больше никого эти острова не интересовали. Но зачем они заинтересовали португальцев?

Эти острова отличаются исключительным местоположением. там есть несколько островов, где нормальный климат, и оттуда люди почти не бегут.

Около этих островов много рыбы, на островах есть соль, там морские порты - прямо на пути наркотического траффика в Латинскую Америку и есть плодородные земли — значит, все-таки, на островах есть ресурсы, и был повод бороться за эти ресурсы.

Местная история говорит, что в 19-м веке на этих островах всем заправляли британцы, они даже провели там транс-атлантический кабель. Насколько это правда — отдельный вопрос, потому что историки уверяют, что кабель проложили за 20 лет до появления резины и физически передать телеграфный сигнал — тогда было еще невозможно…

И почему острова не заинтересовали англичан – понятно. Португальский «статус» островов был выгоден именно англичанам. Он позволял не платить британские налоги и не соблюдать британские законы. Ширма. Вроде Кипра или Центробанка РФ.

Но тогда я об этом не думал, и так как дуло на Сале плохо, в дружной компании соотечественников отчаянно совершенствовал навыки алкаша-бездельника. Практически карантин – 2020, только всего три недели. Потом меня, наконец, все достало, и за последующие полмесяца я посмотрел еще несколько островов...

Лепадоморфы - из усоногих ракообразных, "морские уточки", на местном Sea fingers - морские пальцы... в вареном виде, можно почистить и есть... вкус - местные считают их деликатесом... Как многое в Африке - "на любителя".
В смысле, на любителя "совсем уж экзотики".





После пустынного Сала — все, что не походило на него — казалось ярким. В Миндело на острове Сан Висенте сижу в баре рядом с яхтклубом, в порту. Местные клубы – ни о чем, как и весь город, отдают забытой историей пиратства, хлоркой, сифилисом...

На сцене тощий певец обшарпанный, сквозь выбитые зубы, поет, что-то шепелявя, немного заикаясь и бормоча. Ром, креольская музыка, скучно… Тум-тум-тум… бьется мозг в такт музыке. Здесь тоже остров бездельников. И вся страна из одних бездельников, среди которых решительно нехрен делать. От скуки и без русского общения, на второй день на этом острове я начал понимать португальский. Через песни и словарь.

Потом публика в кафе захлопала, на ту же сцену вышла старенькая негритянка — и запела... я не сразу сообразил, кто это. В тот вечер меня вдруг «вынули» из кафе — и перенесли куда-то на двести лет в прошлое. Я своими глазами увидел перед собой ее историю: как ее парень ушел в море, как обещал вернуться и не вернулся. Она пела про себя, а будто бы нет - про сотни таких же женщин на этих островах, потому что здесь просто нечего делать. И не будет. И все отсюда уплывут. И как будто ко мне уже обращается эта бабушка со словами: «беги отсюда!»… Она спела три песни и села обедать. А я умудрился попасть на спонтанный концерт Сезарии Эворы.

В парижской «Олимпии» эта босоногая певица пела перед залом, заполненным миллионерами. В этом был какой-то парадокс. Может быть, любого человека бессознательно тянет в чужую жизнь, в некое "настоящее", в чужие эмоции, которые ему кажутся подлинными... А «брюлики и шампусик» - лишь декорации, скрывающие скуку и пустоту? Песни на Кабо Верде — это наш шансон. Эти песни поют при любом ресторане — про перепаханную судьбу, бродяжничество, трижды перерезанное горло, нищету, расставание, бессмысленное возвращение...

Почти любая песня Чезарии Эворы - про то же. Все, что на этих островах появляется красивое и умное — старается купить билет в один конец – и сбежать.

Местные не понимают туристов, зачем сюда приезжать?
Причем, так думают на любом острове – почти в любой точке мира.

В Сиднее все охранники всех ночных клубов – были из Полинезии. Они приезжали, находили работу – и старались не возвращаться. Мы, туристы, отчаянно мечтали побывать на этих островах. А люди на Самоа и на Тонге - смотрели на меня, как на идиота. Они были сыты по горло своей экзотикой. Они видели вокруг не теплое море и пронзительно синее небо, а тупую унылую тоску. Ежедневную и беспросветную обыденность.

Чей взгляд был более адекватным: заезжих морских туристов – на позитиве,
или местных жителей, которые знали их «позитиву» настоящую цену?

Мечтая о судьбе Робинзона, проехав пару десятков тропических островов и экзотических стран, я почувствовал, что "наелся" подобной романтикой.
Со нашей культурой — почти так же. Люди отчаянно цепляются за любые «побрякушки», сказки, несуразности и профанацию... и стараются не замечать очевидного: полную нищету и пустоту своей жизни, претензий на культуру и историю, эфемерность своих опор в культурном коде и в прошлом. Отчаянно хватаешься за любые ЧУЖИЕ эмоции, потому что отчаянно боишься посмотреть внутрь себя. А тебе нужны самые простые декорации – чтобы разобраться в себе...

Лев Николаевич писал, счастье для мужчины — физический труд, как для женщины - рожать детей. Когда труд приносит мужчине еще и достаток, богатство, влияние, славу и власть - это дополнительный бонус. Но если ты оказался в отрыве от необходимого — ты начинаешь заполнять пустоту в себе и вокруг.
Многие люди вдруг оказавшись на вершине, внезапно не понимают, что им дальше делать, как самовыразиться... я "улетел" наверх случайно, и все пытался найти себе остров, куда можно было сбежать от столицы и суеты, потому что тупо занимался совсем не тем, для чего родился.

Ломал и тянул себе руки и ноги, а надо было "вправить мозги" ))...

Все фотографии - из сети, они ярче и красивей )) Только эта - оттуда.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments