В какой исторической реальности мы живём? (radmirkilmatov) wrote,
В какой исторической реальности мы живём?
radmirkilmatov

Categories:

Антидот. Глава 15. «Офф-шорность» настоящей политики.

В истории есть неописанное политическое явление «офф-шорность». Никого из историков никогда не удивлял странный факт, что маленькой Португалии в 19 –в веке принадлежали громадные колонии по всему миру.

При этом, португальский капитал из Лиссабона туда часто совсем не добирался и почти никакой роли там не играл. Везде в португальских колониях все решали англичане. Они осваивали Мозамбик, строили железную дорогу, чтобы воевать с бурами, добывали золото и алмазы в Анголе, тянули трансатлантический кабель через Кабо-Верде, торговали через португальский порт Гоа.

Почему так успешны были португальцы?
Потому что «офф-шорный» португальский статус этих территорий был выгодней, чем британский. Португальский статус позволял не соблюдать на этих территориях достаточно суровные британские законы. Ограничений в португальских колониях было намного меньше, чем в Индии, где действовали законы британской метрополии.

А в португальских колониях за порядком и соблюдением законом должны были следить португальцы. Сил на поддержание порядка у Лиссабона не было совсем. Португалия фактически была купленным на корню партнером в странной офф-шорной схеме. Старший передал младшему номинальное право владения – и ушел «в тень». Накаких законов. Никаких ограничений. Ничего личного: только бизнес. Афера? Без сомнений. Почему эту аферу не видят историки? Потому что «история» это политика. То есть, похожие аферисты, только под другим именем.
Но здесь не о Португалии, а об истории России и СССР в 20-м веке.

С окончанием Первой мировой войны получили независимость сразу несколько стран. Бывшие окраины Австро-Венгрии, Османской и Российской империй. В том числе, Польша, Финляндия, страны Прибалтики, страны Закавказья, Ближнего Востока. Многие из этих стран были вообще без государственных традиций, без промышленного и сельскохозяйственного воспроизводства, без достаточного (для полноценной государственности) населения и без современных институций самоуправления... Но все они стали независимыми.
Для чего же?...

До того, в странах Прибалтики, к примеру, про титульные народы знали только редкие специалисты. Там были немецкие города под формальным патронажем русской короны. Но в 1919 году на мирную конференцию в Париже Британия пригласила косноязычных националистов. Зачем их «откопали на глухих задворках Европы» и что они делали в Париже? Практически ничего. Политического и дипломатического веса они не имели совсем, но они были нужны для «представительских» целей...

По воспоминаниям Черчилля основанием для предоставления независимости стали «исторические свидетельства» из британских «источников». В своих «Мемуарах» Черчилль отмечал отличную подготовленность британской делегации на переговорах, и некие «белые книжицы» с «академической» исторической информацией по важнейшим вопросам, которые получали английские дипломаты перед совещаниями.

Благодаря стараниям Британии и Франции независимость получили страны, никогда государственности не имевшие, титульное население которых было крестьянами... А уж их претензии на «самобытность»... В той же Прибалтике до 20-го века слова «латвийский» и «литовский» - были просто разными прочтениями одного и того же (иностранного) слова. На языках многих народов слова «лошадь» и «корова» имели по 20 синонимов, в зависимости от того, какое это животное: молодое или старое, дружелюбное или полудикое, масти, шерсти, пола... По 20 синонимов для предметов крестьянского быта... и ни одного синонима для слов «думать», «воевать» и «город».

Новые государства Прибалтики должны были стать непримиримым раздражителем между Россией, Польшей и Германией, а их (зависимые от поддержки извне) правительства — удобным инструментом изъятия ресурсов в пользу британского и французского капитала...


Когда историки пишут, что были созданы национальные и демократические первые правительства Финляндии и стран Прибалтики – они не договаривают много про то, что такое «демократия» и «национальность». В самой жизнеспособной из новых стран — Финляндии президентом стал Карл Маннергейм. Генерал совсем не был ни демократом, ни финном. Он даже не говорил по-фински. И к национальной независимости он не имел никакого отношения.

Но именно он сумел сплотить вокруг себя «наднациональные» элиты внутри страны и за рубежом. За ним оказалась поддержка военных, иностранные деньги и симпатии небольшой части населения. Но какое отношение немецкий генерал имел к декларированному в Париже решению национального вопроса?

Независимость этих стран с самого начала стала внешним «проектом». Эта «независимость», не смотря на декларации, не сделало население этих стран ни свободным, ни счастливым, ни умножающимся. Что такое «справедливая власть»? Классики социологии 19-го века считали, что это то, что считает справедливым большинство населения… Если народ терпит вырождение своих политических институтов, когда народу нет дела до своего будущего, значит, он считает эту «справедливость» вопреки разуму и воле. Кто-то «подсадил» народ на ПиАр, как на наркотик и эмоционально насилует коллективный разум? Как вылечить коллективную эмоциональную «наркоманию», насажденную извне?

Тяга народа к своей независимости — неосмысленная эмоциональная зависимость. Как любой ПиАр проект — это то, что цепляет сознание толпы, но не дает никому ничего, кроме пустого сотрясения воздуха. Эмоции толпы, как политический ресурс, будут посильней финансов. Когда у народа нет ни ни армии, ни культуры, ни экономики… Когда нет результатов, то чем в итоге оказываются «нация»? «Оберткой», фетишем, способом паразитирования части элиты — над большинством населения?

Мирные договора и независимость стран Прибалтики оказалась формой обмана населения, которая позволила поменять одну форму эксплуатации — на другую. При этом, еще более жесткую, «офф-шорную», при номинальных и достаточно беспринципых управляющих, без каких-либо законов и обязательств.

«Португалистость» оказалась не разовой формой управления и грабежа ресурсов. Значит, такой термин, заслуживает внимания. Сегодня во многих странах функции управления — уже не принадлежат национальным правительствам. «Офф-шорный» статус и наднациональные органы управления — это то, что по факту давно стало «над-конституционной» нормой во многих странах.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments