Category: дети

Эхо войны.

Журналист ВГТРК Андрей Медведев написал резонансный текст («Выступление в Бундестаге»), который (ИМХО) был ужасен, а за такие тексты следовало бы дисквалифицировать из профессии.

Фейсбук (вдруг) несколько раз сделал доброе дело, заблокировав аккаунт г-на Медведева...

«… учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на оккупированных территориях, бойцы Красной Армии имели полное моральное право уничтожить весь немецкий народ.
Collapse )

Наварские и Новороссийские детали Европейской Истории.

Есть в истории Франции очень мрачный эпизод, мимо которого зажмурившись проходят все европейские историки. Это Вандея. Если кратко - то парижская армия, на волне революционного подъема с радостным маршем отправляется по французским регионам и... вырезает начисто провинцию. Людей, как баранов режут, вяжут, топят, сотнями тысяч, не жалея ни женщин - ни детей.

Эти жуткие эпизоды истории цивилизованной Европы происходят в самом конце 18-го века. Историки отворачиваются: мол - это же революция... это война. И действительно, посмотришь на некоторые современные страны — можно ничему не удивляться.

Однако интересен другой аспект той кровавой резни. Одни «французы» - совсем не считают других «французов» частью своего мира, своей культуры, своей страны. Они ведут себя с ними так, как ведут себя завоеватели, которые с армией победителя приходят на чужую территорию и «присваивают» чужие ресурсы.
Идея Франции, как совершенного общества — появился в трудах Жюля Мишле только через полвека. Эта идея станет настолько популярной, что выступления (тогда еще не) профессора - станут многотысячными митингами во славу Франции...

А что еще могли думать о своих отцах и дедах — потомки выживших в кровавой бойне? Какую информацию они оставят своим потомкам, чтобы те смогли вместе жить в одной стране?

Выход в такой ситуации есть. И он прослеживается в истории практически всех стран. Потомки перепишут всю историю: свое плохое - отправят подальше в прошлое, если не получится — припишут своим противникам. Чужое хорошее - припишут себе, а что до исторической справедливости и «правды»? откуда могут взяться такие мысли в 19-м веке?...
Collapse )

"Владимирский централ" на английском.

Сижу - слушаю Animals 1964, наслуждаюсь хорошо знакомой классикой и вдруг через страшный акцент начинаю понимать смысл песни. Обычно слушаешь мелодику - и тебе нет дела до слов. Отдыхает мозг. А тут за хорошо знакомыми блюзовыми гармониями проступает шансон, блатняк... Гопники из британской провинции конкретно поют про детскую колонию, через которую прошли и пройдут... Радующая ухо классика из юности - оказывается просто жалостливая воровская баллада. Они оказывается действительно "звери"?...

Что-то похожее на пере-осмысливание Истории. Когда в хорошо знакомых координатах - вдруг проявляются незнакомые детали и акценты. И вроде бы, твое прошлое, но не совсем такое, как ты себе это представлял. С одной стороны - полная безнадега, с другой - название колонии Rising Sun, то ли как насмешка, то ли как надежда...

Но чего пугаться, шарахаться из стороны в сторону? Классика, хотя и с новыми акцентами - остается классикой. А новые акценты добавляют новую "приправу" в старые чувства. Нужно ли бояться новых оригинальных мыслей о своем прошлом? Больше нужно бояться плесени, когда эмоции притупляются, затухают... И мозги перестают работать... А если на старых стенах стал видеть новые рисунки - это как раз отлично.

There is a house in New Orleans
They call the Rising Sun
And it's been the ruin of many a poor boy
And God I know I'm one
Collapse )

Про настоящую историю Франции

Есть в истории Франции очень мрачный эпизод, мимо которого зажмурившись проходят все европейские историки. Это Вандея. Если кратко - то парижская армия, на волне революционного подъема с радостным маршем отправляется по французским регионам и... вырезает начисто провинцию. Людей, как баранов режут, вяжут, топят, сотнями тысяч, не жалея ни женщин - ни детей.

Это происходит в самом конце 18-го века.
При этом одни "французы" - совсем не считают других "французов" частью своего мира, своей культуры, своей страны. Они ведут себя с ними так, как ведут себя завоеватели, которые с армией победителя приходят на чужую территорию и "присваивают чужие ресурсы.

Что должны думать о своих отцах и дедах потомки выживших? Какую информацию они оставят своим потомкам, чтобы те смогли вместе жить в одной стране?

Скорее всего перепишут все: свое плохое - отправят подальше в прошлое, и припишут противникам. чужое хорошее - припишут себе, а что до исторической справедливости и "правды"? откуда могут взяться такие мысли в 19-м веке?...

Считается, что именно Францию в 18-м веке завоевывали в 1812, 1815, 1830, 1848, 1870... русские, немцы, австрийцы. Даром ли Николая Первого называли "жандармом Европы"? И что-то из своей истории победители могли принести. А когда историю Франции "восстанавливали", источник был один - общественное мнение... То есть, французская литература. А цеховики у Дюма писали так резво, складно и много, словно источник вдохновения был рядом, еще на виду.
Collapse )